Законодательство об охране труда

Д. Кофанов: Коллеги, здравствуйте еще раз. Зовут меня Дмитрий Кофанов.

 

Дмитрий Кофанов

 

Законодательство об охране труда

Я с вами до конца сегодняшнего дня. Будут вопросы, не стесняйтесь, задавайте, в рамках темы, в рамках других тем. Я зашел, увидел прекрасный текст на экране. «Перевод к дурному работодателю» меня поразил, поразил просто неимоверно. Я понял, что это была шутка перед обедом главная, но это было, правда, прекрасно. Не знаю, что там за переводы будут еще, и как они будут развиваться.

Ладно, давайте пойдем по нашим темам, и поговорим мы, в первую очередь, про охрану труда, про изменения, которые вступили в силу с 1 марта 2022 года. Что надо сделать в первую очередь, во вторую, то можно не делать… наверное.

То, что у нас, конечно, происходит сейчас с законами, не поддается, по-моему, никакой логике иногда, и происходят огромные проблемы. С этого я и начну. Не знаю, рассказывали вам об этом или нет, но, собственно говоря, у нас поломали Трудовой кодекс, как качественно рассказывали вам. С принятием Закона «Об охране труда», в общем, он не работает частично совсем. От слова «совсем», и это не шутка. В частности, покажу вам несколько статей. Уже весен проект в Госдуму, но этот законопроект связан с охраной труда, показывает, насколько интересно у нас принимаются законы, и насколько интересно проверяется информация.

Вот такая статья 312.7 – это «Охрана труда дистанционных работников». В ней нет ничего нового. Вам завтра будут рассказывать про дистанционную работу. Эта статья не менялась с 2021 года, а если точнее, по-хорошему, не менялась с 2013 года. Там правда ничего не поменяли. Она говорила про то, что работодатель в отношении дистанционных работников выполняет обязанности, предусмотренные абзацами 17, 20 и 21 части II статьи 212 Трудового кодекса. Приняли Закон «Об охране труда, и случилось страшное». Нумерацию поменяли статей, и статья 312.7 ссылается на статью 212, только вот обязанности работодателя по охране труда относятся к статье 214.

По-хорошему статья 312.7 ссылается в никуда, и если я буду прямо выполнять нормы, прописанные в ней – это называется, то мы теперь не должны расследовать несчастные случаи, мы не должны, я не знаю, осуществлять обязательное социальное страхование работников, в том числе. И таких примеров – в общем, он не один. Такие примеры есть еще. Если мне не изменяет память, это будет «Подземные медицинские осмотры работников на подземных работах» (статья 213, ссылка в статье 330.3). Статья 213 называется «Государственная экспертиза. Условия труда». Причем здесь медосмотр?

Это заметили. Это даже заметили не сразу, и внесли, надо признать, в законопроект, который поменяет данную норму, но внесли – вот, когда внесли, тогда внесли. Абсолютно техническая вещь: «Статья «212» заменить словами «214»». В общем, вот такой законопроект, он внесен, его, понятно, примут, но, чтобы вы понимали, если закон принимают, не факт, что это имели в виду. Могут потом вносить технические правки. По-хорошему, сейчас есть три статьи Трудового кодекса, которые ссылаются в никуда, и в общем, это еще какое-то время будет проявляться.

Ну а когда мы говорим про 1 марта, действительно внесли большие изменения в Трудовой кодекс, поменяли полностью главу, посвященную охране труда, переписали всё, и первый вопрос, который у меня был – это вопрос, конечно же, обучения и проверки знаний по охране труда вследствие вступления в силу новых нормативных актов, содержащих нормы по охране труда.

Эта проблем аналогична проблеме прошлого года, потому что с 1 января 2021 года тоже вступило в действие много нормативных актов по охране труда, только это были Правила по охране труда, и тоже не было разъяснений, когда проводить обучение и проверку знаний. В этот раз Минтруд эти разъяснения выпустил, выпустил достаточно странные разъяснения: письмо Минтруда от 1 февраля 2022 года. Письма Минтруда – вообще не нормативный акт. Я бы не стал на них ориентироваться, как на истину в последней инстанции. Более того, это письмо нам не поможет. В нем говорится о том, что (смотрите на последний абзац): «Внеплановое обучение и внеочередную проверку знаний по охране труда следует проводить со дня официального опубликования нормативного акта и до вступления его в силу», что, вообще, крайне странно: документ еще не вступил в силу, а я должен чему-то не учить, как мы встречаемся на семинарах, а обязательно проводить обучение работников.

Вам должны были рассказывать про иностранных граждан, требования к дактилоскопии и медосвидетельствованию. Не успели? Хотите – расскажу, хотя там мелочи жизни. Совсем. Тем более, сейчас неактуально. Я просто скажу одну вещь про медосвидетельствование. Приказ Минздрава о медосвидетельствовании вступил в действие с 1 марта 2022 года, подготовлен был в январе 2022 года, даже не в январе, в декабре, а изменения в него внесли 28 февраля, за день до вступления в силу, и, если бы мы учили людей документу, не вступившему в силу, мы бы всему научили, потом приходит 28 февраля, и говорят: «Слушайте, ну мы чуть-чуть поменяем».

Так и здесь. Документ, который не вступил в силу, могут править, в него могут внести изменения – это происходило на примере, в том числе, Государственной инспекции труда. И конечно же, это письмо не дает возможности никому реализовать нормально ни обучения, ни проверку знаний. Более того, если говорить уже конкретно про охрану труда, то Минтруда выпускает письмо 1 февраля, а последний документ на тему охраны труда, документ, который регламентирует порядок описания обнаружения опасности и распознавания выпускает только 4 февраля, после своего письма, что уже давно пора учиться всему.

Поэтому попробуем по-другому определить порядок обучения и проверки знаний, и на сегодняшний момент, и немножко на будущее. В будущем, сразу вас скажу, будет гораздо проще. Для сегодняшнего момента, с учетом того, что уже 17 мая, нам всё равно придется так или иначе идти на легкий обман.

Итак, мы откроем еще одно письмо Минтруда, письмо прошлого года. Это было письмо от 14 января 2021 года. Письмо аналогичное. Опять же, вопрос, когда проводить внеплановое обучение и внеочередную проверку знаний. Это письмо касалось как раз новых правил по охране труда, которые вступили в силу 1 января. 1 января вступили в силу 40 новых правил по охране труда. Как вы понимаете, в письме от 14 января вряд ли они напишут, что до вступления в силу надо было всё делать, ну потому, что они письмо выпустили уже позже. Поэтому в этом письме Минтруда ведет себя гораздо мягче, и прописывает порядок проведения обучения по охране труда следующим образом: они ссылаются на действующее до сих пор постановление Минтруда и Минобра 1-29 2003 года «Об обучении и проверке знаний», в котором содержится пункт (если мне память не изменяет) 2.2.3. Да, 2.2.3: «Форма, порядок, – и Минтруд расшифровывает, – включая сроки проведения обучения и проверки знаний, – ну ладно, обучения, которое заканчивается проверкой знаний, – устанавливаются работодателем». Поэтому, если мы ориентируется на этот документ, то мы вправе издавать приказ об обучении и проверке знаний самостоятельно, со ссылкой на пункт 2.2.3, устанавливая сроки проведения проверки знаний. В данном случае это не письмо Минтруда, а всё-таки Приказ Минтруда, который пока еще не утратил силу.

Что касается недалекого будущего, то эта ситуация разрешится. Разрешится в сентябре, 1 сентября 2022 года, потому что вступит в силу Постановление Правительства АН-24-64, и с 1 сентября 2022 года утрачивает силу старый добрый Порядок 1-29 по обучению и проверке знаний по охране труда. Появляется новый порядок, и обучать работника мы будем по-новому. И на самом деле, все ответы есть здесь. Это пункт 61 Постановления Правительства, в котором написано, когда проводить внеплановое обучение: «Внеплановое обучение – в течение 60 календарных дней со дня наступления событий или случаев, указанных в подпунктах «а», «б» и «г» пункта 50». Поэтому пункты, точнее, случаи, когда мы должны проводить внеплановое обучение, указаны в пункте 50 настоящего Постановления. Ну и, собственно, пункт «а» отвечает на все вопросы: «Вступление в силу (а не дата опубликования) нормативных актов, содержащих требования по охране труда».

В общем, несмотря на то, что этот документ не вступил в силу, мы можем пользоваться этим и сейчас. Если вы вдруг захотите как-то что-то заполнить задними числами, то не позднее 29 апреля, желательно – легче будет обосновать всем, а с 1 сентября всё гораздо проще: «Внеплановое обучение и проверка знаний производится в течение двух месяцев после вступления в силу любого нормативного акта, содержащего новые требования по охране труда».

Сразу же вопрос, который задают достаточно часто, говорят: «Мы уже людей обучили, тут с 1 сентября новые правила – что, нам всех их еще учить?» Нет! Не надо никого еще раз учить с 1 сентября. Это Порядок обучения, это порядок проверки знаний. Он не содержит самостоятельно новых требований по охране труда в вашей или не в вашей отрасли. Это просто процедура. Об этом написано в самом Порядке: «Документы, подтверждающие проверку требований охраны труда, выданные до введения в действие правил, действительны до окончания срока действия», и здесь нет ничего внепланового: всё работает и так. Это то, что касается обучения, то, что касается проверки знаний.

Ну и, к счастью, в этом году нам не грозят, я думаю и надеюсь, проверки Инспекции труда, потому что, я думаю, вы слышали, введен мораторий на проведение проверок, причем, мораторий даже на проведение внеплановых проверок он касается, исключения составляют только угрозы жизни и здоровью граждан Российской Федерации. Вещи доходят до абсурда. Я с этим абсурдом столкнулся буквально вчера. Мне прислали прекрасный ответ. Это не связано было с Инспекцией труда, но, чтобы вы понимали. Я не знаю, как там сейчас живут эти службы.

Человек нажаловался в Роспотребнадзор. Он покупал пиво в полуторалитровой бутылке, а бутылка, в которую ему наливали, была объемом 1,35, причем, на ней это было написано, то есть на ценнике полтора, денег взяли за полтора, а налили 1,35. Человек обратился в Роспотребнадзор и получил ответ: «Поскольку данная ситуация не связана с угрозой вам жизни и здоровья, мы не можем проводить проверку». Это реальная история, хотя, казалось бы, вот нарушение – иди, забирай. Но в этом году этого нет.

В то же время Минтруд сейчас просит, чтобы им дали разрешение по проведению проверок – и это объективная реальность – в случае невыдачи заработной платы. Пока такого разрешения от правительства нет, но это поручение может быть дано. Дадут или нет – не знаю. Думаю, да. Скорее всего.

Поэтому, если мы говорим про охрану труда, по-хорошему, самое плохое в этом законе, кроме тех ошибок, которые я показывал – для меня самое плохое было то, что нам не дали никакого переходного периода. По сути, мы должны были с 1 марта сразу нырнуть в новую реальность. Это было нереально физически, невозможно было выполнить. Если на спецоценку давали пять лет, то здесь не дали ничего. По-хорошему, эту отсрочку нам дали по-другому, через отсутствие плановых, да и внеплановых проверок, хотя, хочу вам сказать, что органы прокуратуры продолжают проводить свои проверки самостоятельно, без привлечения инспекции труда и требуют те же документы по охране труда. Поэтому какие-то вещи нам всё равно необходимо будет менять и вносить соответствующие изменения в документы.

С другой стороны, и опять, в защиту этих вещей, в защиту наших законодателей – я периодически на них ругаюсь – будет гораздо проще теперь в отношении охраны труда с проверками инспекции труда. Я имею в виду только охрану труда, потому что теперь вот этих разговоров про мульти-штрафы, за каждого работника – штраф, с 6 апреля их больше не должно вестись. Я думаю, вам про это должны были рассказать. Штрафов таких больше быть не должно, будет или нет – не знаю, но изменения в КОАПП внесли.

Что же происходит, и какие вещи нам потребуется изменять? Изменения в закон частично были терминологические, ни на что не влияющие, частично очень важные. Самое простое – 22-я статья «Права и обязанности работодателя». Жирным выделено нововведение, и здесь опять, кстати, есть пример того, что в Кодекс внесено, но в принципе, не работает.

Собственно, они очень простые и, если честно, не требуют каких-либо изменений. У работодателя появляется два новых права: право требовать от работника выполнения требований охраны труда. Странное право. В общем, и раньше можно было, просто не было в Кодексе. Это не значит, что мы не могли требовать. И второе – работодатель имеет право проводить самостоятельную оценку соблюдений требований трудового законодательства, так называемое самообследование. Это очередной пример того, что в Трудовом кодексе самообследование есть, а в профилактических мероприятиях, которые может проводить Роструд, его нет, хотя должны были внести, поэтому это тоже не сильнодействующая норма.

В чем? Показываю. Периодически в правилах внутреннего трудового распорядка переписывают права и обязанности полностью из 22-й статьи Трудового кодекса. Вот, прямо, от и до. Если у вас так, при первом ближайшем внесении изменений перепишите. Хотя делать это совершенно не обязательно. Это право напрямую предусмотрено законом, за его отсутствие никто не накажет, в отличие от другого примера, который я покажу чуть позже. Собственно, у нас статья 189, касающаяся правил внутреннего трудового распорядка не говорит, что мы обязаны писать все права. Там написано: «Основные права и обязанности и ответственность работодателя». Поэтому это достаточно техническая вещь.

76-я статья и отстранение от работы. Новая обязанность работодателя с 1 марта – отстранить от работы человека, который не применяет СИЗы (средства индивидуальной защиты), которые были выданы ему работодателем. В общем и целом, норма хорошая, редкая, потому что, как правило, всё происходит с точностью до наоборот. Раньше мы могли его наказывать, если он не применял средства индивидуальной защиты, но наказывать путем вынесения дисциплинарных взысканий, и это могло дойти даже до увольнения. Теперь мы ему просто не оплачиваем это время. Идет без оплаты работнику. Я встречался с этим на практике – человек не надевал очки, он их носил вот здесь. Он говорил: «Мне неудобно». Вот есть такие люди. Выговоры были, но закончилось всё это для него нехорошо, конечно, ну ладно.

На самом деле, статья очень похожа, точнее норма очень похожа на норму о медосмотре. То же самое – обязанность работодателя по отстранению человека, не прошедшего предварительных или периодический медицинский осмотр. Да и последствия, как мы позже увидим, точно такие же.

Ну и 185-я статья, и вот здесь принципиальная разница, на мой взгляд, от 22-й статьи – это обязанность теперь работодателя. Это тоже техническая норма, она ни на что не влияет, просто в статье 185-й, где раньше говорилось только о гарантиях при направлении работника на медосмотр, добавили слова «обязательной психиатрическое освидетельствование». Не более того. Гарантии те же самые – сохранение места работы и среднего заработка. Мы и раньше, в случае необходимости, при направлении сотрудника на психосвидетельствование сохраняли за ним и место работы, и средний заработок, только нигде не писали, и в Кодексе этого не было, поэтому здесь другая вещь.

И опять, в зависимости от того, что написано у вас в локальных актах, или придется менять, или нет. Если у вас в принципе не написаны гарантии, связанные с медосмотром, можете ничего не вносить, поскольку вы и так обязаны их предоставлять при направлении туда человека. Но если вы прописали в локальном акте, что при направлении на медосмотр за работником сохраняется место работы и средний заработок – вот здесь искренне рекомендую добавить сюда фразу про обязательное психиатрическое освидетельствование.

Поясню. Это, в общем, позиция у прокуратуры такая существует. Они считают, что, если есть две гарантии, а в локальном акте прописана только одна, то это потенциальное нарушение прав работника. Я с этим лично сталкивался на примере немножечко другой статьи трудового кодекса, на примере вот этой статьи 65-й. Документ требуют при приеме на работу, ничего сложного, ничего нового. Работник приносит документ, подтверждающий регистрацию в системе индивидуального персонифицированного учета. До 1 апреля 2019 года это называлось «страховое свидетельство обязательного пенсионного страхования». Да никакой разницы. Как бы можно его принять с этой синей… зеленой карточкой? Можно! Можно с бумажкой? Можно!

Так вот, если люди в ПВТР просто оставляли старую фразу про страховое свидетельство, прокуратура писала, что нарушаются права работника в части невозможности предоставления при приеме на работу всех документов, подтверждающих регистрацию. Ну и внести изменения. Поэтому лучше, чтобы эта вещь была сделана.

Ну а дальше мы перейдем уже непосредственно к обязанностям работодателя в области охраны труда. Какие изменения были внесены, и работа, правда, предстоит, если вы уже не сделали всё – хотя в это сложно поверить – много. Кто-то начинал сильно раньше. Жирным, опять же, выделены новые обязанности работодателя, и, пожалуй, самое важное – на это и был направлен закон, это самая первая обязанность работодателю – по систематическому выявлению опасностей и профессиональных рисков, их регулярный анализ и оценка. То, чего раньше мы в обязательном порядке не делали.

В ряде организаций это всё равно существовало, методика оценок риска существовала у нас достаточно давно, профессиональные риски были внесены в Трудовой кодекс в 2011 году, но никто не говорил про какую-либо обязательность оценки профессиональных рисков. Теперь это обязанность работодателя. «Систематическое» – слово странное, но какую-то расшифровку мы найдем. Есть рекомендация по тому, чтобы делать эту оценку раз в год. Всё это не зависит от размера организации, ну а самая неприятная, наверное, вещь, это на втором абзаце – это теперь обязанность работодателя по информированию работника о существующем профессиональном риске и его уровнях. Это обозначает, что для каждого рабочего места должен быть составлен документ, описывающий опасности на этом рабочем месте, причем, опасности могут зависит еще от разных ситуаций, и риск возникновения этой опасности в последствии, и методики устранения.

Для тех, кто далек от охраны труда: опасность – лужа, опасное событие – поскальзывание, у поскальзывания есть последствия, последствия в виде повреждения здоровья: подвернул ногу, сломал ногу, сломал ногу, лег в больницу; легкие, средние и тяжкие. Ну а также есть риск, точнее, вероятность возникновения опасности поскальзывания. В обычной ситуации, в случае прорыва: может не быть лужи, если не проврет трубу, а если прорвет – лужа будет. Или всё время здесь эта лужа находится.

В зависимости от того, какие вероятности возникновения того или иного события, и какие последствия возникают у того или иного события, каждой опасности присваивается своя категория риска. И так по каждой опасности. Работа жуткая. Я не знаю, кто-нибудь провел уже оценку профессиональных рисков на рабочих местах? А, соответственно, по-старому? По ISO, по хаспу это уже проводилось и раньше. Конечно, не этого не было, как обязательной вещи, а сейчас нам выпустили документ. Вот для тех, кто не провел – вас ждет очень увлекательная жизнь, очень увлекательная работа, потому что, к примеру, поскальзывание – это, собственно, не шутка, как и спотыкание, а есть, например, опасность возникновения стрессов на рабочем месте, и там есть действительно опросник, который учитывает взаимоотношения начальника и подчиненного, и, в зависимости от этого, присваивается опасность возникновения стресса на рабочем месте.

Нет никакого, как я говорил, переходного периода, поэтому это те вещи, на которые необходимо обращать внимание и сейчас.

Какими документами в этом случае можно пользоваться. Именно можно, а не обязательно, и сейчас я это отдельно буду доказывать. Во-первых, это, конечно же, одна статья, которая нам будет, несомненно, нужна – это будет 218-я статья Трудового кодекса, как раз которая и говорит про профессиональные риски. Вот они, профессиональные риски. И в 218-й статье Трудового кодекса присутствуют ссылки на две рекомендации, каждая из которых утверждена Приказами Минтруда. Это рекомендации – посмотрите самый последний абзац – по классификации, обнаружению, распознаванию и описанию опасностей. Это Приказ Минтруда № 36 от 31 января 2022 года. И второе – это рекомендации (во втором абзаце) по выбору метода оценки уровня профессионального риска и по снижению такого риска. Это Приказ Минтруда № 926 от 28 декабря 2021 года, в этом случае.

Теперь очень важный момент. Я покажу это через Консультант, через сайт Минтруда, всеми возможными способами, потому что это действительно нужно. Мы зайдем на сайт Минтруда, если он откроется, что бывает не всегда. Смотрите, что я хочу вам показать. Я покажу вам для примера там два приказа. Первый приказ вот так вот – это Приказ № 36 – это как раз про методики, рекомендации по распознаванию опасностей, по распознаванию и описанию опасностей. Вот Приказ № 36 от 31 января 2022 года. Он на экране меня сейчас не интересует. Я не будут его скачивать. Меня интересует вот эта вот правая табличка с реквизитами. Смотрите: № 36, дата подписания – 31 января, принял Минтруд, там направление – «Охрана труда», приказ, опубликовано на сайте Минтруда. Всё.

Теперь я открою другой приказ. Даже писать это всё не надо, просто посмотрите – это иллюстрация, естественно. Приказ, например, № 773-Н. «Информирование работников об их трудовых правах». Появился в прошлом году, тоже, в общем, действует. Ну и принципиальная разница – появляется два новых реквизита – номер документа в Минюсте и дата регистрации в Минюсте. Один документ зарегистрирован в Минюсте, второй не зарегистрирован в Минюсте.

Сразу хочу вам сказать, Приказ № 926 – это методики оценки уровня профессиональных рисков тоже не прошел регистрацию в Минюсте, и оба приказа, и 36-й, и 926-й не были официально опубликованы.

Еще один приказ, который не имеет прямого отношения к опасностям и рискам, но тоже нужен для иллюстрации. Это Приказ, про который наверняка многие слышали. Я думаю, вы знаете, что мы теперь расследуем синяки и ссадины. Я бы вспомнил его номер… Микроповреждения, микротравмы –вы же знаете? Ну, это все знают! 632-Н. Вот Приказ, и вот посмотрите, что здесь написано. Здесь то же самое: никакого номера регистрации в Минюсте нет, но есть примечание, и очень важное. В примечании написано следующее: что письмом Минтруда его направляли в Минюст, точнее, письмом Минюста Приказ возвращен со словами: «Акты рекомендательного характера не подлежат государственной регистрации».

Таким образом, эти три приказа: 36-й, 926-й и 632-Н – это рекомендательные приказы. Вы можете из использовать в своей деятельности, но можете выбирать и свои пути по распознаванию опасностей, их описанию и их классификации. То же самое касается рисков, то же самое касается микротравм. Логика понятна?

Еще раз, давайте так: оценка профессиональных рисков – обязательна, распознавание опасностей – обязательно, расследование микротравм – обязательно, информирование работника о профессиональных рисках обязательно, а вот как вы это будет делать – это второй вопрос. Вы должны это в любом случае сделать.

Я вам просто приведу пример. Я прекрасно понимаю вот этот вот скепсис. Инспекция труда бы еще знала! Вот очень простой пример: методы и методики оценки профессиональных рисков. Вот у вас, например, они есть. Какие категории рисков есть на рабочих местах? Средний, низкий, высокий – три. Вы знаете, в том-то и дело, всё еще интереснее. Посмотрите Приказ 926 еще раз. Я не собираюсь сейчас ничего ни на чем настаивать. Здесь есть примеры методик. Во-первых – вот, та же самая справка. Источник публикации, прошу прощения, «Экономика железных дорог». Так себе официальный источник публикации! Нас имеют право наказывать только за несоблюдение нормативных актов, которые были официально опубликованы. Источники официального опубликования есть: «Российская газета», сайт «Право.гов.ру», но не «Экономика железных дорог»!

Вот теперь смотрите. Я, конечно, понимаю, что Инспекция труда может не знать. Два примера. Пример № 1 – матрица три на три, это то, что я говорил – уровень тяжести, последствия, вероятность возникновения, последствия, и на основании этих двух таблиц появляется матрица. Матрица вот такая, где сверху «Последствия», слева «Вероятность». Вот на пересечении матрицы определяется категория риска, и мы видим, что у нас есть пять категорий риска: малозначимый, малый, умеренный, значительный, недопустимый. Среднего и высокого, которые вы назвали, здесь вообще нет, но, если я открою следующую таблицу в этом же приказе, где тоже матрица три на три будет, я увижу, что здесь появляются слова «терпимый» и «приемлемый». Если я открою следующую таблицу, в которой уже надо будет умножать – матрица три на пять – я вижу, что действительно есть малый, средний и высокий, поэтому даже в этих примерах есть разное описание и разные названия категорий риска. Категорий риска может быть три, а может быть пять. А может быть две: высокая и низкая – всё зависит от той методики, которую вы выберете.

Кроме Приказа № 926 существует еще и ГОСТ, которым вполне можно пользоваться, ГОСТ, который тоже приводит примеры. Он тоже не обязательный для выполнения. ГОСТ 2009 года – раз, 12.0010.2009 «Определение опасности и оценка рисков», и второй ГОСТ 2019 года «Менеджмент риска, технологии оценки рисков». Ссылки на оба ГОСТа есть в Приказе 926 – так проще, если честно. Но еще раз – это всего лишь примеры. По итогам – почему я показываю этот приказ, чем он мне нравится? В этом приказе есть очень хорошее приложение, которое, на мой взгляд, дает в помощь работодателям, как вы будете информировать работника об уровне профессионального риска на рабочем месте. В трудовой договор? Можно через трудовой договор, но вы не обязаны вносить изменения в трудовой договор, потому что 57-я статья осталась неизменной с 1 марта 2022 года.

Но есть приложение № 16. Оно мне действительно нравится. Называется оно: «Рекомендуемая форма Плана управления профессиональными рисками». Профессиональные риски подлежат еще и планированию уменьшения тех самых вероятностей. Опять же – пример с поскальзыванием: установка желтой прекрасной штучки, на которой написано: «Осторожно, сколький пол!» – уменьшает категория риска, который присваивается, или уменьшает последствия или вероятность – я не знаю… Не последствия, вероятность, конечно.

Мы должны планировать риски и планировать управление ими. И в 16-м приложении появляется вот такой документ «План управления рисками». Я сейчас переведу его в Word – так просто будет удобнее, и покажу вам, что вы можете сделать. Как одна из методик. Вот мы сейчас из этой таблицы уберем почти всё, и у нас останется вот такая таблица. Вместо «Плана управления рисками», будет «Рабочее место», или «Цех», или «Станок». «Номер опасности по перечню» – перечень мы составим по другому приказу; «Наименование опасности по перечню», «Значимость», то есть категория риска. Добавляем «Лист ознакомления работников», и работники знакомятся с уровнем профессионального риска на их рабочих местах.

Можно ли использовать другую форму? Да, конечно. Еще раз – это пример порядка ознакомления работника с уровнем профессионального риска по каждой конкретной опасности на его рабочем месте. Ну а примеры будут в 926-м Приказе Минтруда. Интересные, но читать его тяжело, поэтому искренняя рекомендация: во-первых, этим должны заниматься специально обученные люди. Можно нанимать. Лучше не в Москве. Разница в ценах просто неимоверная. Я просто не понимаю, что происходит.

Мы узнавали, сколько это стоит в Москве, и узнавали, сколько это стоит в городе Великие Луки. Чтобы вы понимали: компания 40 человек, привести новую систему охраны труда в соответствие с новыми требованиями с 1 марта – в Москве сказали: тысяч 250, что, в общем, плюс-минус, в Великих Луках – девять. «Всё, – говорят, – сделаем! И риски оценим, и карты все будут оценки рисков. Спецоценку не проведем, но всё остальное – весь комплект. 9 тысяч. Хотите дистанционно? Сделаем!» Как ребята будут дистанционно оценивать риски – я не знаю, но вот это пример.

Поэтому что за приказ – показал. Где опубликован, просто показал, как работает. У него не было именно официального источника публикации и регистрации в Минюсте. И вот 632-й, как раз с письмом от Минюста, что это акт рекомендательного характера – конечно.

Плюс ко всему, чем, конечно, надо и нужно пользоваться – я покажу это на других примерах. Конечно же, самый важный документ, на мой взгляд, который вступил в силу 1 марта – это новый приказ Роструда от 1 февраля, Приказ № 20 от 1 февраля 2022 года. Это новые проверочные листы. Не знаю, слышали вы про них или нет, старые проверочные листы отменены. Вот проверочные листы, вот те вопросы, которые нам имеют право задавать в рамках плановых проверок Государственной инспекции труда. Выходить за пределы проверочного листа Инспекция труда не имеет права. Метод поиска – Приказ № 926. Фрагмент в документе – не найден. Тем самым, 926-й Приказ и обязанность по его соблюдению отсутствует в проверочных листах. Пример понятен? Отлично!

Так, вот это итог. Если говорить о томи, что будет до итога, то, конечно же, до того, как оценивать уже профессиональные риски, предстоит заниматься вещами под названием «Классификация, обнаружение, распознавание и описание опасностей». Тот самый Приказ 36-й от 31 января 2022 года. Вот они три этапа, все они описаны в приказе. Сбор исходной информации, просто на основе всего, что у вас есть: на основе вашего Устава, на основе различных документов, имеющихся в организации, на основании Плана строения, здания. Второе: «Опасности, анализ нормативных требований охраны труда» – это изучение профессиональных стандартов, должностных инструкций, инструкций по охране труда, результатов статистики по несчастным случаям и профзаболеваниям на рабочих местах.

Ну и последнее – самая великая вещь: «Нахождение и распознавание опасностей на основе обследования территории, объектов и рабочих мест». По сути, нам говорят о том, что необходимо будет распознавать эти опасности на конкретных рабочих местах. Идея, кстати, правильная, идея благая. Как это будет в итоге реализовано – я, конечно, пока предсказать не могу.

Ну и по итогам они упростили этот документ опять. Я не говорю о том, что этот документ обязательный, хотя в нем есть, например, такой текст: «Работники должны быть ознакомлены». Фраза «должны быть» здесь есть, но только давайте мы его прочитаем: «После проведения процедур обнаружения и распознавания описания опасностей и оценки уровня профессиональных рисков работник должны быть ознакомлены с результатами». Поскольку обязанность по ознакомлению работника, информированию его об уровне профессионального риска есть в Трудовом кодексе, ничего друг другу не противоречит. И под этот абзац прекрасно подходит то самое приложение 16 из 926-го приказа о методиках оценки профессиональных рисков, как документ, который необходимо сделать.

Вот это, наверное, самое важное, что необходимо делать в отношении охраны труда – это опасности и профессиональные риски.

Я так понимаю – я общался с представителями Инспекции труда, они сейчас вообще не знают, что делать с проверками, даже в случае жалоб, потому что они говорят: «А… Мы пока не в курсе. Нам пока говорят, вроде только несчастные случаи». С этим у них то же самое, то есть как проверять опасности и профессиональные риски… – тяжело. Поэтому проверять будут какие-то другие вещи, ну и один документ показал нам, опять же, как это всё работает, и надеюсь, что будут появляться и остальные документы.

На что еще хотелось бы обратить ваше внимание? На вот эту вещь – помимо информирования о профессиональных рисках, об опасностях и всём остальном появляется новая обязанность по информированию работника об использовании систем аудио, видеофиксации, если они есть на рабочих местах. По сути, мы говорим о видеонаблюдении. Никто не запрещал вести видеонаблюдение и раньше, но теперь нам необходимо будет информировать работника о порядке ведения видеонаблюдения или иных способов фиксации различных производственных процессов.

На что хочу обратить внимание? Это можно делать разными способами, это можно делать приказом, это можно делать локальным актом о порядке ведения видеонаблюдения – закон не предусматривает каких-либо обязательных в данном случае условий, но цели – цели ведения видеонаблюдения, поскольку эта вещь, которая прописывается и в приказе, в преамбуле: «В связи с…» или «В целях…». Не пишите там слово «работники». «В целях… – то, что написано здесь, – контроля за безопасностью производства работ приборов, устройств, оборудования», «В целях фиксации возможных противоправных действий», «В целях организации системы безопасности». Как только там появятся работники, мы столкнемся со страшными персональными данными – лучше, чтобы этого не было. И тогда мы по-другому будем относиться к видеонаблюдению. Пока камеры следят за станками, за коридорами, за рабочими местами, к персональным данным система видеонаблюдения не относится, несмотря на то, что там есть люди. Судебная практика, в общем, это подтверждает.

Просто уведомляете работников, что ведется видеонаблюдение. Здесь не требуется уведомление за два месяца, потому что оно уже ведется, вы имели на это полное право. Вы имели право на ведение видеонаблюдения. Всегда. Мы же не говорим про какую-то госслужбу или что-то еще, хотя там тоже уже давно ведется видеонаблюдение. Мы говорим про другие вещи.

Если именно вас интересует это с точки зрения, должны ли мы уведомлять за два месяца, скажу вам так: Роскомнадзор говорил, что да в 2013 году. Они давали такие разъяснения. В конце 2021 года они эти разъяснения отозвали, во-первых, а во-вторых, судебная практика и раньше говорила, что введение или отсутствие видеонаблюдения не влияет на условия трудового договора, а значит, норма, связанная с уведомлением за два месяца неприменима, потому что условия труда и условия трудового договора для человека не меняются. Просто уведомите их. Вот, собственно, информирование. Вот то, что происходит.

Мы будем еще сталкиваться, в охране труда будут еще вещи, касающиеся видеонаблюдения, и вообще, это не самая плохая вещь. Я бы даже сказал, хорошая.

Следующий момент, который нам нужен и касающийся обязанностей работодателя – это момент вот такой. Мы сократим его, к счастью. Работодатель обязан обеспечить два пункта. Начнем во второго «Ведение реестра нормативно-правовых актов по охране труда». Ничего нового. Раньше это в Трудовом кодексе называлось «Наличие комплекта документов по охране труда», только теперь появляется фраза «Реестр», в том числе, с использованием компьютера – это тот самый электронный документооборот, который, наверное, возможен. Ну и самое главное – это то, что выделено жирным: «Вы обязаны обеспечить доступ работника к актуальным редакциям нормативно-правовых актов». Не вопросы ознакомления перед подписанием трудового договора, а доступ. Хотите, сделайте уголок по охране труда, хотите, сделайте раздел «Общий» на жестком диске или в облаке, и люди имеют доступ к этим документам, у многих на сайтах уже есть такие разделы. На внутренних, естественно, на интранет прописаны эти вещи. Вот это вещь, которая должна быть выполнена работодателем.

Ну и мне очень нравился предыдущий момент: «Работодатель обязан обеспечить разработку и утверждение локальных нормативных актов по охране труда». Тоже ничего нового. Раньше в 212-й статье, правда, вместо «локальных нормативных актов» было написано «инструкции по охране труда», но, с учетом того, что и там, и там применяется норма статьи 372 «Учет мнения профсоюза», принципиальной разницы нет.

И именно под это дело вышел вот такой документ 772-Н. Он прошел регистрацию в Минюсте. «Об утверждении основных требований к разработке и содержанию правил и инструкций по охране труда». Если инструкции по охране труда были, были у многих, то правила по охране труда были далеко не у всех. Задавали вопрос Минтруду. Это был очень хороший ответ. Вопрос задавали в декабре 2021 года, они писали ответ 27 декабря, что инструкции – да, а правила – хотите, делайте, не хотите, ну и не делайте».

Потом, когда вышли те самые проверочные листы Роструда, в 77-м проверочном листе написали, что мы обязаны соблюдать все требования Приказа 772-Н. Как вы можете увидеть, это касается не только наличия правил, но и их содержания. Это обозначает, что правила по охране труда мы должны в обязательном порядке сделать соответствующими Приказу Минтруда. И вот здесь как раз прекрасная вещь, очередная иллюстрация наших прекрасных законодателей – я не знаю, как они принимают законы, мне уже тяжело давно. Собственно, 772-Н, прошу вас! Документ не применяется, потому что был приказ Минтруда от 17 марта 2022 года. Итак, Приказ 140-Н, совершенно гениальный «О неприменении Приказа 772-Н». До 1 января 2023 года.

Теперь оцените масштабы абсурда. 772-Н вступил в силу 1 марта 2022 года. С 1 марта у всех работодателей правила по охране труда должны были соответствовать Приказу 772-Н. Многие потратили деньги, наняли людей, им сделали правила и инструкции по охране труда, идеально соответствующие 772-му Приказу, а 29 марта вступает в действие вот этот приказ – там 10 дней после опубликования. Да не надо пока! И получилось… Во-первых, получилась несправедливая вещь, что кто-то потратил деньги, торопился к 1 марта, а на самом деле, можно было год ждать, а во-вторых, юридически это выглядит абсолютно абсурдно. Получается, что с 1 по 29 марта мои правила должны соответствовать приказу 772, а с 29 марта – нет, если вы не написали текст, что норма распространяется на правоотношения, возникшие с 1 марта, а они этого не написали, поэтому правила по охране труда – есть время на то, чтобы их привести в соответствие Приказам 772-Н, и в этом случае нужно и можно пользоваться, поэтому у вас должны появиться и правила, и инструкции по охране труда.

Это абсолютно не техническая работа. Просто содержание: общие требования. Более того, это общее содержание. К общим требованиям отдельное содержание еще будет. То же самое будет касаться инструкции по охране труда. Лучше это делать сейчас.

Следующая обязанность и еще один приказ Минтруда. Эта новая обязанность касается не всех. Касается организаций, которые оказывают, либо на территории которых производятся иные работы, подрядные, например. «Производство работ под контролем другого работодателя». Одна организация на территории другой организации ведет какие-либо работы под контролем другого работодателя. Необходимо разрабатывать мероприятия двумя, работодатели согласовывают мероприятия по предотвращению случаев повреждения здоровья работников.

Как это выглядит? Приказ 656-Н – очередной Приказ Минтруда от 22 сентября 2021 года по организационным мероприятиям и мероприятиям техническим, лечебно-профилактическим и СИЗам. Я обращаю внимание на первую часть, на организационные мероприятия, мероприятия, которые потребуют каких-либо документальных подтверждений, например, назначения лиц, отвечающих за безопасную организацию работ. Это всё примеры.

Например, Единый перечень вредных и опасных производственных факторов, и тех самых опасностей и профессиональных рисков, но, пожалуй, одна из самых важных вещей, которые я вижу здесь – это четвертый пункт «Отражение мероприятий в заключаемых договорах». Это обозначает, что в договорах, по сути, между двумя юрлицами у нас проявится раздел, посвященный охране труда, посвященный согласованным мероприятиям по предотвращению вреда здоровью работников, или по сохранению здоровья работников, или просто раздел «Охрана труда».

Это нормы Трудового кодекса. Как они будут проверять – не знаю. На что это повлияет – тоже, в общем, вопрос.

Быстренько пробежимся по оставшимся частям, и пойдем дальше. «Запрет на работу в опасных условиях труда», введен – не знаю, есть ли у кого-то – четвертый класс вредности. Путают периодически опасные производственные объекты и опасные условия труда – это разные вещи. Опасные условия – это только по результату спецоценки. Вот если по результатам СОУ достигнут четвертый класс, работать в таком классе запрещается. Вещь редкая, однако, конкретный перечень отраслей и перечень работ, при которых можно работать в четвертном классе, потому что у нас никуда не деться от пожарных, никуда не деться от МЧС, от водолазов и всего остального – утверждается Правительством. Правительство, если кто вдруг столкнется, утвердило Распоряжение 3455-Р от декабря 2021 года.

Следующий момент, и тоже очень-очень важный. Он касается уже документа. А, нет, не документа сначала, простите. Это у нас будут права работодателя теперь. Странная вещь. «Права работодателя в области охраны труда». Я очень не люблю эту статью. Это очередной пример несогласованности. Прав у работодателя, как вы понимаете, немного, в отличие от обязанностей. Их всего три, и все на этом слайде.

Первое – право на использование видеонаблюдения. Пожалуйста, информируем работника, и имеем право использовать. Право номер два – вести электронный документооборот в области охраны труда. Это вещь, которая просто перевернула всё 22 ноября 2021 года, когда приняли Закон «Об электронном документообороте» (вам должны были про это рассказывать), выяснилось, что у нас электронный документооборот не применяется в отношении охраны труда в части несчастных случаев и инструктажей по охране труда. Это не афишировалось, а проблема знаете, в чем? Это то, с чего мы начинали – вот этот Закон был принят, не вступил в силу, а был принят 2 июля 2021 года, и все считали, что с июля, что скоро-скоро наступит радость – а инструктажи очень многие хотели вести в электронном виде по охране труда – что инструктажи-то мы сможем вести. Приходит 22 ноября, говорят: «Нет, не сможете». И никто не вносит изменения в Трудовой кодекс. И по сути, все правила по охране труда, которые сейчас действуют – всё – один пункт противоречит законодательству. И в них тоже никто не внес никакие изменения. Поэтому – да, вы можете вести электронный документооборот в области охраны труда, кроме актов о несчастном случае и проведения инструктажей, которые у нас ограничены в статье 22.1 Трудового кодекса Российской Федерации.

Ну и любимая многими вещь – предоставление дистанционного доступа к наблюдению за безопасным производством работ. Это право. Предоставление этого доступа – Инспекции. Вы можете предоставить этот доступ Инспекции труда, а мне часто говорят: «Ты что, су ума сошел? Инспекции еще и доступ? Ну предоставьте». Если вы не предоставите – они придут и зайдут туда, куда камеры не смотрят.

Ну а нас заинтересует с вами вот такая еще вещь: это 216.1, и это мы возвращается, на секундочку, к статье 76-й. Это статья зеркальная к 76-й статье. Это тоже СИЗы, только вот как раз та ситуация, которая встречается чаще – когда работодатель не обеспечивает работника средствами индивидуальной защиты. В этом случае работодатель не имеет права требовать от работника выполнения должностных обязанностей, и обязан оплатить это время, как простой. Обращаю ваше внимание – это простой, который оплачивается в повышенном размере по сравнению с общими нормами оплаты простоя. До 1 марта максимальный размер оплаты простоя – 2/3 среднего по вине работодателя, здесь простой в размере средней заработной платы. При медосмотре, кстати, остается простой по вине работодателя, и там нет отсылки на эту статью. Ну, в общем, статья зеркальная. Это достаточно важная вещь.

Это документ, который тоже, если вы его не переделывали, переделать его придется. Это Положение о СУОТ – Положение о системе управления охраной труда, потому что старое положение по СУОТ с 1 марта утратило силу, а вступило в силу новое положение по СУОТ. Это приказ 776-М. Инспекция проверяет не только наличие положения, но и его содержание.

В общем и целом, новое положение проще, лучше и качественнее, чем старое. Оно больше направлено именно на охрану труда, а не на наличие документа и его жесткую структуру.

Ну и важная достаточно статья – это статья 221-я. Это статья, посвященная, опять же, средствам индивидуальной защиты, и я хотел бы показать вам разницу, и, что тоже необходимо, наверное, сделать.

Не хочу микроповреждения. СИЗы! Я открою сначала статью в старой ее редакции. Вот статься про СИЗы, вот ее предыдущая редакция. Смотрите, что было написано: работник обеспечивается СИЗами бесплатно: «Бесплатно выдаются СИЗы в соответствии с типовыми нормами, которые устанавливаются Правительством. Вторая часть: «Работодатель имеет право устанавливать свои нормы, но эти нормы могут лишь улучшать типовые». Новая редакция: «Нормы бесплатной выдачи устанавливаются работодателем». Не «могут устанавливаться», а «устанавливаются». На основании типовых, но, кроме типовых, мы можем использовать результаты спецоценки и результаты уровней профессиональных рисков. Тем самым, мы не можем говорить о том, что работодатель может лишь улучшать нормы, которые установлены Правительством. В отдельных случаях сможет уменьшать. Здесь как раз есть переходный период. Типовые нормы могут использоваться нами до 31 декабря 2024 года. Идея, опять же, правильная, хорошая. Мне она вполне себе нравится. Ладно… Всё, с этим вопросом мы разобрались.

Последняя статья 226-я, очень ее люблю, те самые синяки, ссадины, ушибы. Расследуют все! Из хорошего: работодатель самостоятельно осуществляет учет, не привлекая никаких Инспекций труда и Фонда социального страхования. Второе: основанием для регистрации является обращение работника. Не надо следить, ударился я ногой об стол, или нет – он сам должен подойти, точнее, я. Ну и третье – те самые рекомендации, о которых я уже говорил – это Приказ 632-Н.

На что хочу обратить ваше внимание? Поскольку мы так или иначе должны будем знакомить работника с порядком учета микроповреждений, куда ему, собственно говоря, идти, если он что-то получил, и должны будем знакомить должностных лиц, соответственно, за регистрацию повреждений, мы можем пользоваться Приказом 632-Н. Опять, он не обязательный, он рекомендательный, но пользоваться можем.

Поэтому у нас может быть локальный акт о порядке учета микроповреждений, а также два новых документа: это справка о рассмотрении обстоятельств и журнал учета микроповреждений. Они, кстати, могут вестись в электронном виде и тот, и другой. Только не переписывайте полностью 632-й Приказ, пожалуйста, а лучше его сократите, не полностью его используйте. Я поясню, почему. Его перепишут многие дословно, а смысл? Вставляешь шапку, и всё готово у тебя, рекомендации есть.

Там есть сроки. Знаете, сколько по времени надо рассматривать микроповреждения? Три дня. И можно продлить еще на два. Самое плохое в последнем абзаце, что пострадавший имеет право на личное участие. Если я не захочу работать, я скажу: «У меня синяк! Хотелось бы узнать причину. Давайте, включайте ваши камеры». И пять дней… Отличная схема! Зарплата сохраняться будет. Еще и представителя приведет работник. Вот такая вот картина.

Это то, что у нас касается общих норм. Чуть-чуть поменяли вещи, связанные с трудом женщин, но не принципиально. По-хорошему, всё поменяли еще с 2021 года, когда запретили работать беременным во вредных и опасных условиях труда, в Трудовом кодексе ничего не появилось, а вот это была большая проблема, и она остается большой проблемой для учреждений здравоохранения, например, где большие проблемы с беременными и вредными условиями труда. Там им работать теперь нельзя, и они не знают, что с ними делать. В принципе.

Ну и для меня достаточно важная вещь – это, конечно же, изменение статьи, посвященной Службе охраны труда, и посвященной требований квалификации специалистов по охране труда, особенно с учетом того, что в прошлом году, относительно недавно, вышел новый профессиональный стандарт «Специалист по охране труда». Я часто вижу такие новости. Вообще, профстандарты у нас выходят по несколько штук в неделю, но только про некоторые почему-то пишут огромное количество статей. Вот и «Специалист по охране труда» туда относится.

Я надеюсь, что у вас исчезнут вопросы, связанные со спекуляциями и разговорами про обязательность или не обязательность профстандарта по следующей причине: старая редакция статьи 217 устанавливала нам требования к Службе охраны труда в организации. Это старая редакция. Там было написано, что в организации численностью более 50 человек необходимо создать Службу охраны труда или ввести должность «Специалист по охране труда, имеющий подготовку или опыт работы в этой области». И вот эта ссылка на квалификацию специалиста по охране труда периодически приводила к тому, что говорили об обязательности применения профессионального стандарта «Специалист по охране труда», и требования к квалификации специалиста должны были соответствовать требованиям профстандарта.

Это, в общем, и раньше было не совсем правдой, потому что профстандарт «Специалист по охране труда» никогда не был обязательным до тех пор, пока работодатель не принимал бы такое решение, ну а в действующей редакции всё стало гораздо проще: обязанность по введению специалиста по охране труда у нас осталась, только после нее стоит точка. Поэтому говорить про обязательную вещь, связанную со специалистами по охране труда, про их квалификацию, нет необходимости. Вот такая вот картина. Это то, что касается охраны труда и изменений с 1 марта.

Самое важное, повторюсь: опасности и риски; второе – приведение локальных актов в соответствие и переработка в отношении того, что вступит и вступило в силу с 1 января, ну и каким-то образом, «Обучение и проверку знаний закончить до конца апреля», – говорю я 17 мая. Смело! Хотя, еще раз, в этом году всё это достаточно пока не страшно. Пока ничего не поменялось.

Ну и опять я вынужден это сказать, я думаю, вы сами это видите, сейчас всё может поменяться в секунду. Завтра всё поменяется! Одним Указом Президента или Постановлением Правительства, и мы будем жить по-другому, потому что сейчас очень много вопросов. По-моему, сейчас это всё начинается. Я думаю, все вчера видели эти новости про McDonalds. Сейчас всё начнется. Вот сейчас, когда организации будут принимать окончательное решение об уходе с рынка, и как только у нас на рынке появится рабочая сила… Ладно.

Всё, с этим – всё. Есть ли у вас вопросы, связанные с охраной труда? Нет. Хорошо. Я сразу хотел спросить, я сейчас буду рассказывать еще про законопроект. Вам нужно что-то говорить? Может, вам что-то не успели рассказать? Дать вкратце что-нибудь по предыдущим темам? Я тоже, если что, могу, если кому-то нужны эти иностранцы. Или инвалиды. Ну, нет, так нет.

Вопрос: (неразборчиво).

Д. Кофанов: С 1 сентября теперь они будут у всех. Я жду не дождусь этого момента.

Так, ладно, давайте посмотрим, поговорим с вами немножечко по вопросу, связанному с оплатой труда, опять же, про гарантии и компенсации. Я попытаюсь сейчас совместить и с охраной труда, в том числе, и покажу один законопроект. Законопроект, который внесен. В общем и целом, я не вижу в этом законопроекте больших проблем при принятии. Он внесен достаточно большим количеством депутатов. Надо признать, не теми, которыми хотелось бы, чтобы приняли, но принять могут: это «Справедливая Россия» и их не всегда принимают. Тем не менее, этот законопроект посвящен вещи, которая давно встречается в постановления Конституционного Суда Российской Федерации. Он очень свежий, он уже майский.

Предлагают у нас следующие изменения внести в Трудовой кодекс в статьи 129, 133 и 133.1. Это минимальный размер оплаты труда. У нас предлагают убрать из понятия «Минимального размера оплаты труда» минимальные заработные платы в субъекте, понятие «компенсационная выплата». Начиналось всё это еще 2017 года, когда северные коэффициенты изначально включали в минимальную заработную плату в различных субъектах. Продолжилось в 2019 году, нет, сначала в конце 2018, и потом в начале 2019 два раза, когда сначала убрали сверхурочную работу, а потом еще и совмещение из минимального размера оплаты труда. Собственно, теперь хотят сделать, чтобы просто в принципе в понятие «Заработная плата», месячная заработная плата не может быть ниже минимального размера оплаты труда без учета компенсационных выплат. Тем самым, остается только один элемент, который позволяет каким-то образом работодателю что-то делать – это премия и стимулирующая выплата. Это, конечно же, огромная проблема, хотя ее, в общем, в 2017 году уже решили.

Самая большая проблема была именно в этой статье, в статье 133.1 – это статья «Минимальная заработная плата в субъекте Российской Федерации», потому что после декабря 2017 года, когда Конституционный Суд заявил, что в минимальную заработную плату в субъекте не должен входить северный коэффициент, все северные регионы жутко удивились: «В смысле?! – сказали, – Как «не должен»? Всегда же входил!» Бюджетники просто сошли с ума, потому что, по сути, все бюджеты уже были утверждены, с учетом того, что это был декабрь, но и Соломоново было решение, конечно, у всех – просто приняли новые соглашения о минимальной заработной плате в субъектах, установив ее на уровне федерального МРОТ. Мне это очень нравилось.

Лучше всего, по-моему, поступила Республика Хакасия. Знаете, что они сделали, чтобы не раздражать народ? Они написали следующее – они цифры не писали. У нас, условно, МРОТ – я не помню, сколько он тогда был, 11 ч чем-то, ну или 12,130 уже приблизительно. В Хакасии коэффициент 30%, надбавка 30%, ну, может доходить. И они написали следующее соглашение о минимальной заработной плате: «Установить размер минимальной заработной платы на уровне минимального размера оплаты труда, утвержденного в Российской Федерации, что, с учетом применения к данному числу районного коэффициента и процентной надбавки, составит 19 тысяч». И народ не видит, что на самом деле вам 12 установили, всё. Они видят старую минимальную заработную плату, которая была установлена старым соглашением о минимальной заработной плате. Я читаю и думаю: «Какая радость! Как красиво всё делают». Но, тем не менее, вот такие вещи были, иначе были бы проблемы.

Что у нас еще происходило в отношении гарантий и компенсаций работников. Конечно, много вопросов было по установлению гарантий и компенсаций, связанных с вредными и опасными условиями труда, а точнее, с изменением порядка предоставления гарантий и компенсаций в случае изменения условий труда на рабочем месте, и даже я сейчас что-нибудь найду и открою. Вопрос был у всех главный один: «Что делать, если меняется класс вредности на рабочем месте?» Меняется в любую сторону – он может меняться в сторону увеличения, как правило, он меняется в сторону уменьшения, как правило, он становится у всех «двойкой». Ну и возникал соответствующий вопрос: «Каким образом меняются гарантии и компенсации?» – и вот этот вопрос был у всех. Предположим, был класс вредности «3.2», подкласс «Вредные условия труда второй степени». Мы проводили специальную оценку, там огромная проблема 2014, 2015 и так далее годов, и неожиданно появлялась «двойка». В госучреждениях, в здравоохранении – это было всюду.

Как только появляется «двойка», у людей исчезает отпуск, у людей исчезает доплата, более того, у ряда из них было сокращенное рабочее время при классе «3.2». Возникает вопрос: «Надо ли уведомлять работников об этих изменениях?» За сколько? Я не согласен работать в новых условиях. Ваши действия через два месяца? Ухожу?

Теперь вопрос. В статье 74, которую вы предлагаете мне применить, которая действительно выглядит именно так – она приводит к увольнению по пункту 7 статьи 77, но 74 статья применима в случае, если меняются условия трудового договора – они меняются вследствие изменения организационных или технологических условий труда. Я так понимаю, что не меняется ничего. Я сижу на этом месте, приходит специально обученный человек, проводит вокруг меня замеры и говорит: «О! Пульсация света теперь нормальная», потому что ее исключило из вредных факторов наше Правительство. У тебя теперь «двойка»». Если работодатель внес какие-либо изменения и провел внеплановую спецоценку, у меня нет никаких вопросов. Хотя, нет, есть у меня всё равно вопросы. Без разницы, кто. Хотите, государство, хотите, работодатель.

Теперь простой пример, простой вопрос. Давайте развернем ситуацию вот так. Надо уведомлять? Нет? А в чем разница-то? Доплату вы через два месяца начнете? Нет? А в чем разница? Классическая перемена мест слагаемых, прямо как в школе – классическая! Ничего не меняется. На самом деле, что установление новых гарантий и компенсаций, что снятие гарантий и компенсаций производится не через два месяца, а сразу же после установления, после утверждения результатов специальной оценки условий труда, если быть более точным, после внесения этой информации вот в эту Федеральную государственную информационную систему – с 2021 года надо туда сначала внести, и потом устанавливать. Поэтому это – главная проблема, которая есть.

Проблема, не могу сказать, что широко распространенная. Скорее, наоборот, не так. Она распространенная, но не влечет больших рисков. Очень многие уведомляют за два месяца, и в течение двух месяцев сохраняют за работником причитающиеся ему льготы. И вот тут-то вы нарушаете закон. И нарушаете закон, в первую очередь, вот из-за этой 121 статьи Трудового кодекса.

Я так понимаю, в стаж, дающий право на отпуск заработать с вредными и опасными условиями труда входит только фактически отработанное время, а два месяца, за которые меня уведомили, я не буду работать во вредных. Вы можете меня уведомить за год вперед, но я не накоплю ни одного дня отпуска всё равно в силу статьи 121. Ну и норма, которая была в 219-й, и сейчас в 220 какой-то другой… 224-й, по-моему. «Право работника на труд, отвечающих требованиям охраны труда». В случае установления безопасных условий труда, в случае обеспечения безопасных условий труда, гарантии и компенсации не устанавливаются. Это очень простая вещь, связанная с другим нарушением, когда вы выплачиваете человеку деньги за работу во вредных условиях, хотя фактически он во вредных условиях не находится, вы уже установили «двойку».

Вы производите так называемые необоснованные расходы, а если бы мы работали в госучреждении, вам бы сразу рассказали про нецелевое расходование бюджетных средств, а это страшно. Гораздо страшнее, чем Инспекция труда.

На самом деле, это очень частое нарушение, тем не менее, больших проблем сейчас с этим нет, но просто знайте, что гарантия компенсации устанавливается сразу после утверждения результатов специальной оценки, и снимаются сразу после утверждения результатов специальной оценки условий труда. Кроме одного случая – кроме случая, когда происходит вот такая штука. Когда у нас был класс «3.1», и остался класс «3.1». Это ситуация, которая продолжается во многих организациях с 2014 года. До 2014 года в классе «3.1» можно было получить все три льготы: и доп. отпуск, и сокращенное рабочее время, и доплату. Так вот, если спецоценка подтверждала класс «3.1», получалась страшная вещь – несмотря на то, что в карте СОУТ будет указана только доплата, человек, работающий на этом месте, продолжает получать все три гарантии. Порядок и условия осуществления таких мер не могут быть ухудшены, а размеры снижены по сравнению с ранее действующими мерами в отношении указанных работников. Это действует до его увольнения. Или до изменения класса вредности в сторону уменьшения.

И страшная вещь, правда. Объясню, почему. Представьте рабочее место. Один человек работает там с 2012 года, а второй пришел в 2016. Они посменно работают. Только один работает 40 часов, а второй 36. И всё. И у одного отпуск 28 дней, а у второго 35. И один завидует. И это возможность для социального взрыва. Был в свое время принят такой у нас закон. Странный достаточно закон. Вот такая картина появилась у нас дополнительная в отношении предоставления гарантий и компенсаций.

Что касается интересной одной вещи в части именно вот этой – предоставления гарантий и компенсаций – то, что я говорил, за два месяца или не за два, семь дней или 14 дней, потому что есть же у нас еще старые нормы, советские, 1974 года, 1975 года инструкции, и их вроде бы никто не отменял, с одной стороны, а с другой стороны, и проверять их не должны, но до судов доходит.

Так вот, к вопросу об Инспекции труда, хотя, опять же, в этом году они не должны проводить соответствующих проверок, считается – и это ситуация, которая была подтверждена решением Верховного Суда Российской Федерации, что вопросы, связанные с предоставлением гарантий и компенсаций, относятся к понятию «Индивидуальный трудовой спор». Это постановление Верховного Суда Российской Федерации.

Ситуация простая – работодатель провел внеплановую СОУТ, как вы говорите, внеплановое оборудование, провел и сказал: «Теперь у нас всё хорошо. Ничего вам не платится. Второй класс вредности». Я видел сварщика со вторым классом вредности – так бывает. Как договорится с компанией, честно. Я видел эти картинки.

Давайте так, я очень люблю эти примеры – есть такая штука, называется «водолаз». Он работает в четвертом классе. Там прямо-таки опасные условия. Там и давление, и кессонная, а если это промышленный водолаз, всё становится еще хуже. По нормативам водолаз в течение рабочего дня не имеет права погружаться больше, по-моему, трех часов. Физически не имеет права. Я так понимаю, у него вообще не может быть вредных условий, потому что он из восьмичасового… Но нет! Это вопрос именно спецоценки. Я могу со сварочным аппаратом работать 10%, но получить «3.1», а могу не получить – всё зависит от того, как измерять.

Я просто видел этот пример в одной компании, там было два одинаковых судна. Один судовладелец, два разных судна. Рыбопромысловый флот. Они ходили в море за рыбой. На одном класс «2», на втором «3.2» у всех рабочих мест. Угадаете, куда рвались люди? Конечно, в «двойку»! Там же безопасно. Ага, конечно!

Так вот это вопрос как раз споров по поводу гарантий и компенсаций, 1974 год применять, или результаты спецоценки, за два месяца предупреждать или не за два – это вопрос того самого разногласия в трудовом законодательстве, и Верховный Суд сказал, если кто-то будет с этим сталкиваться, что это индивидуальный трудовой спор, хотя инспекция привлекла в этом случае как раз общество к административной ответственности за соответствующее нарушение. Инспекция привлекла по части I статьи 5.27. Инспекция раньше превышала часто свои полномочия. Сейчас они этого, к счастью, как правило, не делают, хотя бывают ситуации разные. Это индивидуальный трудовой спор, и применение гарантий и компенсаций за работу во вредных и опасных условиях труда.

Следующий момент, который я хотел с вами обсудить. Это вопрос, и я затрону, наверное, даже… ну, в общем, сколько у юриста – два или три мнения, поэтому не самая страшная вещь. Это вопрос времени отдыха и отпусков, которые предоставляются работнику, и для этого нам надо с вами будет разобраться в одной прекрасной штуке.

Вопрос простой. Я думаю, вы его знаете. Как считается стаж, дающий право на отпуск, компенсация при увольнении? Знаете, как округляется? Рассказываю вам. Во-первых, есть еще вторая вещь, возможно, вы слышали. В прошлом году говорили прекрасную вещь, что Минтруд предлагает узаконить восьмичасовой рабочий день. Прямо новость такая была. А у нас 40 часов в неделю – я специально открывал. У нас как раз с восьмичасовым рабочим днем не всё хорошо. Тем не менее, такой законопроект реально есть. Этот законопроект, смотрите, вот он.

Он простой. Я сейчас воедню отпускаю восьмичасовой рабочий день, как бы странно это не звучало. У нас нет в Трудовом кодексе восьмичасового рабочего дня. У нас есть сорокачасовая рабочая неделя. Минтруд предлагает сделать странную вещь: после 40 часов поставить запятую, и написать: «8 часов ежедневной работы, если иное не предусмотрено», – Кодексом, локальными актами, короче, всем, чем угодно. Как вы можете понять, не меняется вообще ничего, в принципе, то есть, если в трудовом договоре прописать: «12 часов» – да, главное, норму соблюдать.

Возникает вопрос, зачем всё это делается, и с какой стати Минтруд захотел восьмичасовой рабочий день? Так вот, на самом-то деле, восьмичасовой рабочий день у нас был в документе, и был установлен вот в таком прекрасном документе 1917 года, который никто не отменил. Это Декрет Совнаркома Р.С.Ф.С.Р «О восьмичасовом рабочем дне». Вот и наш восьмичасовой рабочий день. Правда, неделя 48 часов была, но это не страшно. Ну и Рождество в 12 часов дня заканчивается, если кому будет интересно.

Проблема заключается в регуляторной гильотине, потому что с 1 января 2021 года заработала так называемая регуляторная гильотина, которая – это статья 15 Закона 247-ФЗ, в которой записано, что с 1 января 2021 года Инспекция труда не вправе проверять соблюдение требований, которые установлены в документах, которые были выпущены до 1 января 2020 года, за исключением документов, которые вошли в определенный перечень. И вот как раз Декрет Совнаркома 1917 года, как вы догадываетесь, никуда не вошел. Поэтому до 1 января 2021 года Инспекция труда могла формально наказать организацию за нарушения понятия о восьмичасовом рабочем дне, а когда организация бы спросила: «А что, мы нарушили какой-то документ?», она говорила: «Вот вам, пожалуйста!»

Более того, проект Федерального закона, который вносит Минтруд – он как раз и сделан во исполнение той самой регуляторной гильотины. Посмотрите, что хочет Минтруд: «При подземных работах время, затраченное на спуск и подъем, считается рабочим временем». Это шахтеры. Казалось бы, вроде раньше считалось, но, как выяснилось, раньше этого не было в Кодексе, и я сам был очень удивлен, а на самом-то деле, эта норма фактически дословно переписывается из Декрета 1917 года. Они не освежили, всё гораздо хуже.

Проблема заключается в следующем: у нас вышло – это очень полезный документ – очень нужное Постановление Правительства 24-67 от 31 декабря 2020 года. Я его всем рекомендую. Это постановление, которое устанавливает перечень всех документов, на которые не распространяется регуляторная гильотина. Это очень хорошее подспорье, в том числе, для специалистов по кадрам, потому что, по сути, мы знаем теперь все советские документы, их не надо искать, которые вы должны соблюдать – они все будут здесь. И здесь, как вы понимаете, нет Декрета 1917 года, но, что гораздо более интересно, здесь нет и Правил об отпусках 1930 года.

И получается очень интересная штука, что вы абсолютно правы с подсчетом стажа – это было установлено в Правилах 1930 года, только, если я буду считать не так – тоже ничего не случиться, а это обозначает, что считать стаж на отпуск сейчас можно так, как установите вы, до тех пор, пока не будут внесены соответствующие изменения в Федеральное законодательство. И, например, норма, говорящая о том, что человек, отработавший 11 месяцев, имеет право на отпуск полной продолжительности, может работать, а может не работать. А вы можете сказать: «Отработал 11 месяцев – получи за одиннадцать месяцев отпуск». И так далее, и так далее, и так далее. Образовался пробел.

Собственно говоря, Минтруд и хочет изменить эту вещь, изменить по-другому, и изменить это в грустную сторону это прекрасный текст: остаток, составляющий менее календарного месяца, предлагают округлять до полного месяца. Один день отработал – заработал отпуск за месяц вперед.

Пока в Думу не внесено. Пока обсуждается, а, как вы понимаете, есть такие вещи, которые стоит обсуждать сейчас, а есть другие вещи, которые надо обсуждать, а есть неизвестные, которые можно и отложить. Это то, что касается изменений, связанных со временем отдыха и с правилом подсчета отпуска. Вы можете пользоваться старыми правилами, можете не пользоваться – ничего не будет. Пока.

И обращаю ваше внимание: регуляторная гильотина – это не та вещь, о которой можно говорить, что теперь этот документ не работает. Нет, это документ, за который не может проверять Инспекция труда. В суд его можно понести – и Декрет 1917 года, и Правила 1930 года. Инспекция труда не может штрафовать за невыполнение обязательных требований, содержащихся в этих правилах. Вот это тоже достаточно важная штука в отношении как раз тех самых отпусков, а так у нас продолжают обсуждать вещи, связанные с отпусками, с оплатой отпуска за три дня, и ничего менять опять не хотят. Считают, что и так всё нормально.

Ну и у нас происходит еще одна интересная вещь. Если она произойдет – это будет странно. Я не знаю, Россию могут исключить из МОТ – из Международной организации труда. Никто не понимает, что это такое? Значит, прецедентов в истории не было. За 100 с лишним лет никогда и никого не исключали. При этом возникает странная коллизия. Я понимаю, что Россия может обидеться, но у Уставе МОТ есть прекрасная норма. Там нет нормы, что кого-то можно исключить, там есть норма, что страна может уйти из МОТ, а норма в Уставе записана следующим образом: «Если страна выходит из МОТ, но продолжает выполнять все Конвенции, которые она ратифицировала, вне зависимости от того, член она МОТ или нет, всё равно все Конвенции мы будем выполнять: и Конвенции об отпусках, в том числе.

И давайте поговорим про ненормированный рабочий день и про законопроект 101. В прошлом году этот законопроект внесли, в этом году про него вспомнили, но опять же, перенесли рассмотрение, и я не знаю, будут ли его дальше рассматривать или нет – я сильно надеюсь, если честно, что да. Вот эта вещь была внесена в Госдуму: в 101 и 119 статью хотели внести изменения, а законопроекту уже почти год. В этом году возвращали, потом сказали: «Будем рассматривать в осеннюю сессию, в весеннюю не будем».

Сам законопроект крайне интересный. Мне он нравится. Он логичный, правильный. Опять внесла не «Единая Россия», поэтому перспективы туманные. Идея следующая: время, фактически отработанное работником с ненормированным рабочим днем не должно превышать 120 часов в год. При принятии этого закона мгновенно исчезают все законы, связанные с разницей между сверхурочной и несверхурочной работой, сколько можно работать в режиме ненормированного рабочего дня, потому что сейчас считается, что, простите, если у кого-то написано в договоре: «Ненормированный рабочий день» – это крепостное право. Фраза работодателя: «У тебя всё ненормированное, между прочим», причем, люди не понимают разницы между ненормированным, воскресеньями и всем остальным, ночью, считается, что круглые сутки. Если это сделают – это будет интересно.

Это первое изменение, 120 часов в год. Естественно, появляется страшная вещь: по факту, табельщики, если они останутся, уж точно будут работать в ненормированном рабочем дне, потому что должны обеспечить фактический учет времени, обеспечено, а значит, в табеле у нас должно будет фактически отработанное работником время. Если говорить про сегодняшний день, то есть судебная практика, говорящая о том, что не обязательно в табеле отражать часы в режиме ненормированного рабочего дня. «Восьмерки» ставить можно, хотя это, в общем-то, противоречит 91-й статье Трудового кодекса, но такая практика действительно есть. Эта норма не применяется в отношении руководства, главных бухгалтеров. Им можно больше 120 часов.

И второе – это 119 статья. Это отпуск за работу в режиме ненормированного рабочего дня. Не менее трех календарных дней, как и есть, но, конкретная продолжительность устанавливается работодателем в зависимости от фактической работы в режиме ненормированного рабочего дня, то есть вы сможете вводить те самые градации для тех, кто отработал до десяти часов в год – три дня. Для тех, кто от 10 – пять дней, и так далее, и так далее. Ну и, опять же, это можно делать всё равно, делать категории по должностям, что делают и сейчас. На сегодняшней день соответствующей нормы у нас нет, и ненормированный рабочий день остается за пределами какого-то правового поля – просто предоставление отпуска и табель о «восьмерках», фактически недоказуемая вещь ни в каких случаях, и не надо спрашивать у работника его разрешения оставить его на работе. Правда, и он может уйти в шесть, но хорошим это ничем не кончается.

Вот это изменение, которое у нас обсуждают, я не могу сказать, что, прямо, хотят сделать с ненормированным рабочим днем. Такие вещи есть.

Что еще у нас происходит интересного? Интересное у нас происходит в части принятия отраслевых соглашений. Законопроект хотят внести. Изменить принципы присоединения работодателей к отраслевым соглашениям. Что сейчас? Если вы к какому-нибудь соглашению присоединялись – я не знаю, там, кто есть, то это смешная вещь. Минтруд публикует у себя на сайте предложения о присоединении, его же публикуют в «Российской газете», вы должны это отследить, и после публикации приглашения у вас есть 30 дней. В течение 30 дней необходимо, если хотите, направить мотивированный отказ о присоединении, и не направить, а представить, и тогда вы не присоединяетесь. В противном случае, вы присоединяетесь автоматом. То же самое происходит и с региональными соглашениями, с московскими, во всеми остальными.

Что касается идеи – законопроект звучит следующим образом: в случае, если 50% работодателей отрасли присоединились к отраслевому соглашению, на всех остальных работодателей отраслевое соглашение распространяется автоматически. Что самое интересное в этом законопроекте, что со стороны работодателей соглашение подписывают представители отрасли, то есть объединение работодателей отрасли. Объединение работодателей отрасли становится легитимным, если в него входит более 50% представителей отрасли, то есть сам факт подписания отраслевого соглашения обозначает его обязательность, может обозначать в будущем его обязательность действия на всех работодателей этой отрасли. Даже без всяких Минтруда и приглашений тридцати дней. Вот такую инициативу сейчас продвигают профсоюзы по поводу присоединения к соглашениям. Пока держимся. Постепенно.

Это соглашение и законопроекты, про которые сейчас говорят. В остальном, к лету все готовятся, все молчат и ждут, что будет дальше. Временные правила перехода к другому работодателю, я видел, вам показали… «к дурному работодателю»… Знаете, откуда они это переписали? У нас никто новое сейчас не пишет. 2008 – слово в слово. Просто спортсменов убрали. На срок до года? С согласия? Ну, службу занятости добавили. «На период временного перевода действие первоначального договора приостанавливается… По истечении – возвращается. Можно продлить… В полной мере распространяются… При досрочном».

В общем, я, когда читал эти временные правила о переводе к другому работодателю я вспомнил: «Я ж писал диплом! Это ж та самая статья!» Так что здесь не сделали ничего нового в отношении временного перевода. Они взяли норму про спортсменов, и, на самом деле, просто его переписали под сегодняшний день, хотя, наверное, это правда. Я не могу себе представить, как это будет работать в жизни, я не знаю, сталкивались вы с этим еще или нет. Вы же читали – там же со Службой занятости всё это делается, то есть что должно произойти – я не знаю. Что у нас сейчас дальше будет – я тоже не знаю.

Ладно, по вопросам, которые у нас – мы говорили – про нововведения, про изменения в Трудовом законодательстве, возможные изменения – поговорили. Какие у вас есть вопросы, давайте, попробуем, я на них сейчас что-нибудь поотвечаю, если смогу. Про ненормированный день рассказал. По поводу выходных и праздников – это вопрос, скорее…

То, что здесь написано – достаточно старое, но его Минтруд подтвердил еще раз в этом году в своем письме. Это вопрос оплаты работы в выходной. Двойной оплаты. Это просто постановление Конституционного Суда 2018 года. У нас написано, что оплата идет в размере двойного оклада, а очень часто используют фразу «В двойном размере». Так вот, оплата идет в размере двойного оклада и одинарной компенсационной стимулирующей выплаты. Вот это вот именно различие. Если, например, человеку положена компенсационная выплата, стимулирующая выплата за работу в выходной, но получает ее не в двойном размере, а в одинарном. Очень часто умножают на два. Этого делать не надо, потому что можно сэкономить.

Ваши вопросы, коллеги, что вам рассказать? Про Сахалин. Вы всё знаете? Простите за темп, я пытался наверстать, и как-то наверстал слишком раньше, чем надо. Электронный документооборот не применяете? Очень зря. Очень хорошо. Только лучше это делать через дистанционную работу. Удобнее сейчас. В онлайн есть какие-то вопросы?

Давайте, вы говорили про иностранных граждан, я вам расскажу, а там тоже весело, на самом деле, случилось всё. Дактилоскопия иностранных граждан. Приедут еще, но из других стран. У нас высококвалифицированных специалистов хотят поменять, кстати, и зарплату им увеличить, если у кого есть ВКСы. Давайте я вам быстро это покажу.

На самом деле, это не касается работодателей, потому что никто не понимает, чем это грозит для работодателей. Это вопрос только иностранных граждан – норма, которая была внесена в пятую статью, была внесена 29 декабря 2021 года. Пятая статья «Временное пребывание иностранных граждан», появилось две новых нормы, две новых обязанности для иностранного гражданина. Посмотрите, 13-й пункт «Иностранный гражданин обязан в течение 90 дней со дня въезда или в течение 30 дней со дня въезда, если он хочет заниматься трудовой деятельностью, подлежит обязательной дактилоскопической регистрации». Все иностранцы сдают пальцы!

Касается только тех, кто въезжает. Если у вас вдруг есть иностранцы, которые работают еще с прошлого декабря, могут не сдавать, пока не выедут, и снова не въедут. Повторюсь, если они въезжают для учебы, например – 90 дней, если для работы – 30 дней. Должны сдать пальцы и сфотографироваться. Акция разовая. Делается это один раз, поэтому это вызвало вопросы, споры, но не то, чтобы сильно громко.

Если же мы говорим про 18-й пункт, то всё гораздо интереснее: «Иностранцы должны пройти медицинское освидетельствование на наличие или отсутствие факта употребления ими наркотиков, психотропных средств и заболеваний, представляющих опасность для окружающих». И вот, когда выяснилось, что все иностранцы в России должны проходить это медосвидетельствование, включая высококвалифицированных специалистов и любых низкоквалифицированных людей на стройках, все немножечко опешили и сказали: «В смысле?» Ну ладно бы это была разовая акция. В этой статье есть еще один прекрасный абзац. То же самое – 90 дней с момента въезда, если просто въезжаешь, 30 дней, если для трудовой деятельности, но в течение 30 дней со дня истечения срока медицинских документов должны пройти повторное медицинское освидетельствование и предоставить документ об этом медосвидетельствовании в органы МВД.

Когда все прочитали Приказ Минздрава, о котором я говорил – 1079-Н, все увидели вот такую штуку. Это тот самый Приказ Минздрава 1079-М от 30 ноября. Даже раньше, в 2021 году он был зарегистрирован, а изменили его 21 февраля. Опубликовали, то есть за семь дней до вступления в силу, и изменили, добавив вот такую вещь: раньше срок действия документа, если мы откроем его в предыдущей редакции, сертификат о медзаключении действовал три месяца. Это обозначало, что все иностранцы должны раз в квартал идти проверяться, я прощу прощения, на заболевания, передающиеся половым путем, всё подряд: туберкулез, и всё остальное.

Иностранцы были в шоке. Первым выступил Минздрав, и сказал: «Вы нас неправильно поняли! Имелось в виду совершенно другое. Мы, – говорят, – имели в виду повторное медосвидетельствование нужно только тем, кто прошел первое, в течение трех месяцев не дошел до МВД и не сдал им документы – в этом случае, ладно уж, пройдите повторно и донесите всё-таки в МВД». МВД, увидев это, сказали: «Нет-нет-нет, все всё поняли правильно. Так не работает!» – и это прекрасное было разъяснение МВД по поводу этого прекрасного Приказа. Они написали вот так (а я так понял, прочитали все не так), называется «О разъяснениях», как раз о повторном прохождении медосвидетельствовании.

Вот этот абзац начинается с гениальных слов: «Учитывая обеспокоенность, возникшую в результате толкования Закона, – я так понимаю, обеспокоенность была у всех, – принято решение внести изменения в Приказ, уточнив срок», – и уточнение срока, изменив три месяца на 12. По сути, иностранцы действительно обязаны каждый год проходить медицинское освидетельствование, а второе изменение, которое внесли, было связано с прекрасной болезнью Штамм-Омикрон. В первой редакции Приказа 1079-Н болезнь, которая представляет опасность для окружающих, и в случае обнаружения которой иностранец подлежал выдворению из страны, был COVID, а потом началась эта волна, когда заболели все подряд, и все поняли, что сейчас все иностранцы уедут из страны. Вот, COVID убрали оттуда.

Интересная вещь, конечно, была вот здесь. Если иностранец этого не сделает – это не распространяется на белорусов – если иностранцы этого не сделают, то срок временного пребывания у них сокращается. Не «подлежат выдворению», а «сокращается». Что это значит – я не в курсе. Или принимается решение о нежелательности их пребывания и проживания в Российской Федерации. Это понятно, это уже ближе, но это если найдут заболевание, либо употребление наркотиков.

Для работодателей риска никакого, работодатели не должны делать ничего. В этом случае никого никуда направлять вы не обязаны, если столкнетесь с иностранцами. Я надеюсь, что всё когда-нибудь вернется, иностранцы снова к нам поедут. Когда – не знаю. Вот такая картина.

Вопросы ваши, коллеги?

Вопрос: Можно, по иностранцам? Здравствуйте. По иностранным гражданам. К нам хотели принять на работу гражданина Украины, но с видом на жительство, но украинский паспорт у него просрочен. Соответственно, посольство у нас не работает, выехать в Украину он не может. Соответственно, что делать данному сотруднику? Я так понимаю, принять мы его не можем, потому что у него нет удостоверяющего…

Д. Кофанов: Не можете, потому что он не может представить документ, удостоверяющий личность как бы. Я прошу прощения, а вид на жительство у него есть?

Вопрошающая: Да, вид на жительство есть, действующий, а вот паспорт его украинский просрочен, то есть, вообще, что ему делать в принципе в данной ситуации? Ничего? Ждать получения гражданства, я так понимаю?

Д. Кофанов: Ему-то – на Украину. Это для лиц без гражданства, это я знаю. Если бы он был лицом без гражданства, тогда бы это был документ, удостоверяющий личность. Здесь не работает. Он гражданин Украины, у него есть гражданство другой страны.

Да ничего, здесь ему надо получать документ. Посольство закрыто, отношения – всё. Единственное, что я говорю, про граждан Украины – это больная тема. Это вещь, которую я, наверное, покажу. Я не знаю, это сделано еще или нет, это та вещь, которую писали на сайте, связанном как раз с миграцией. Сайт «Миграционный центр». Это Москва. Но он будет распространяться, естественно, для всех. Ну и где вы? РВП, вид на жительство.

Вот новость, опубликованная 8 апреля 2022 года. Я думаю, что надо просто дождаться этого указа. «В связи с разработкой проекта Указа Президента, – дальше новые слова для меня, – который находится в высокой степени готовности, с 21 февраля уже для граждан ДНР, ЛНР и, я прошу прощения, почему-то Украины не будут требоваться разрешительные документы для работы в Российской Федерации. Думаю, в этом Указе – а у нас, я подозреваю, что этот Указ, совершенно идиотский, простите, наверняка сделают, там будет написано и что делать, и что касается документов, потому что это коснется не только вашего сотрудника, наверняка.

Это реальная новость от апреля. Вот этот сайт МВД. Многие прочитали, что им уже не нужно разрешение на работу, или всего остального. Это не так. Документа сейчас нет. Сделать это в нормальном виде я не знаю, как можно. Никак.

Спасибо, коллеги. Удачи!

Другие материалы

Относительно самовольного строительства
06.03.19

Новый механизм государственного строительного надзора и сноса объектов капитального строительства, упрощённый порядок индивидуального жилищного строительства.

Относительно реализации отдельных положений Федерального закона от 13.07.2015 № 218-ФЗ «О государственной регистрации недвижимости»
03.08.18

Относительно реализации отдельных положений Федерального закона от 13.07.2015 № 218-ФЗ «О государственной регистрации недвижимости»

Относительно предварительного согласования предоставления земельного участка
22.04.18

Относительно предварительного согласования предоставления земельного участка