Актуальная информация для кадровиков в условиях действия санкций. Часть 2

В.И. Андреева: Я с вами буду беседовать по заявленной проблематике, которая связана с очередным непростым периодом в жизни нашей страны в условиях санкций.

 

В.И. Андреева

Российский государственный

университет правосудия

Актуальная информация для кадровиков в условиях действия санкций.

Часть 2

Я буду пролистывать без особого комментария материалы по дистанционке – здесь довольно много материалов.

Всё не буду комментировать, но вот интересный пример приводил Роструд, когда человек проживает, по-моему, в городе Томске, а работает в городе Северске. Это, знаете, такой городок, недалекий от Томска. Я в самом Томске была, но насколько далеко Северск, не знаю, но там разный районный коэффициент, и когда ему установили чередование по дистанционной форме работы, то Роструд абсолютно правильно написал, что он сидит два дня, у него коэффициент 1,3, а сидит три дня в Северске работает, ездит. Для Москвы это вообще не расстояние, многие из Подмосковья едут работать в Москву, также, наверное, из Томска он в этот Северск – может, полчаса, может, час, сколько там. У него другой районный коэффициент, и это, конечно, проблема для бухгалтеров. Тут надо, конечно, программу делать специальную, потому что за каждый отработанный день недели нужно считать разные коэффициенты. За три дня – один, за два дня – другой коэффициент, но это правильно, хотя это, конечно, сложно. Но это тоже говорит об особенностях дистанционного труда, что даже районные коэффициенты могут быть разными, и конечно, всё это надо отражать, безусловно, в изменениях к трудовому договору, или изначально, если мы принимаем на работу в условиях чередования, то нужно тоже сразу это отражать.

Очень важным условием в каждом трудовом договоре является – такая вынужденная тавтология получается – условия труда на рабочем месте. Естественно, у дистанционного работника, который работает постоянно дистанционно, нет никаких условий труда, потому что у него нет рабочего места, и мы знаем с вами, что – я вам цитирую Федеральный закон от 28 декабря 2013 года № 426 о Спецоценке условий труда: «Спецоценка условий труда не проводится в нашей стране для двух категорий работников». Это написано в статье 3 Закона о спецоценке: надомники и дистанционные работники. Надомников я выбросила, оставила дистанционных работников.

Условия труда бывают только на рабочем месте. Когда нет рабочего места, мы не говорим об условиях труда. Почему? Потому что изначально считается по умолчанию, что дома не может быть вредных условий труда. Мы знаем, в каких диких условиях иногда живут люди: в деревянных бараках, с плесенью, в каких-то старых неремонтированных каменных домах – там условия труда намного хуже бывают, чем на работе, но по формальному признаку, и по Жилищному кодексу Российской Федерации, кстати, считается что мы не можем с вами жить во вредных условиях труда. Поэтому для дистанционных работников не указывается класс условий труда. Он для рабочего места, в него рабочего места нет.

Дальше я обращаю ваше внимание на рабочее время. Я опускаю здесь электронное взаимодействие. Вы знаете, что, если вы, например, переходите на полностью электронный документооборот, вы можете поменять систему электронного взаимодействия с дистанционным работником, которая была у вас раньше, потому что сейчас у многих нет еще электронного документооборота, а дистанционные работники есть, и с ними идет электронный обмен, то есть с ними идет электронный документооборот. И потом вы переходите глобально всей компанией на электронный документооборот, и можете предложить что-то другое и дистанционному работнику. Только пожалуйста, учтите, что другая система электронного взаимодействия – это как изменение условий трудового договора. Либо он соглашается, либо мы это обосновываем изменением технологии работы всей компании, и предупреждаем за два месяца по статье 74.

Особое внимание хочу обратить, конечно, на рабочее время и время отдыха дистанционного работника. Пропускаю тут всё, не буду комментировать. Это цитаты из Трудового кодекса тоже с выделением каких-то важных моментов.

Что касается рабочего времени и времени отдыха. С самого начала, с 2013 года было сказано, что, в принципе, дистанционный работник может сам организовывать свое рабочее время. Нам важно, чтобы он выдавал результат, хотя иногда важно, чтобы он был в сети в те же часы, когда работает организация. Как у меня, например. Я преподаватель, и не могу сама организовывать свое время – я работаю по расписанию, которое устанавливает Университет.

На него распространяются все нормы рабочего времени, то есть 40-часовая рабочая неделя, плюс исключения какие-то: для женщин на Севере сокращенное, и так далее. Дальше смотрите, какая есть интересная особенность. Специально обращаю ваше внимание на то, что в статье 312.4 отмечается, что время взаимодействия дистанционного работника с работодателем включается в рабочее время. Вот это немножко непонятная фраза. Хочу ее обязательно прокомментировать. Это заключительная шестая часть. Речь идет о чем? Дистанционный работник может работать по-разному, то есть он может работать вообще в удобное для него время, но надо для себя решить вопрос: как вы тогда будете ему платить. Это вещи абсолютно взаимосвязанные.

У вас, например, у каждого из вас, лично, вы можете сказать, какая у вас система оплаты труда? Не можете? За что вам платят? У вас система оплаты труда повременная. Вам платят за «восьмерку» в табеле. У вас никто не может спросить: «Сколько ты сегодня документов обработала?», а вы говорите: «А я вам не сдельщица! Сегодня, может, ни одного приказа не было. Я две карточки Т-2 заполните, и всё». Вам не могут предъявить претензии по объему работы, потому что у вас не сдельная система оплаты труда, а повременная. Нарисовали вам «восьмерку» в табеле – и всё, за этот день вам начислили деньги, а дистанционному работнику за что начислят деньги? Если вы так же ведете на него табель и рисуете ему эти «восьмерки», то в идеале он должен выходить в сеть: с 9:00 до 18:00, с 13:00 до 14:00 0 обед, выключил компьютер, пошел обедать, то есть вы должны его видеть, что он в сети. Это по-хорошему, это в идеале.

Но если вы от этого идеала хотите как-то отойти, тогда надо прописывать потому что здесь даже не Трудовая инспекция имеет интерес, а Налоговая. Чтобы не было так, что он вам два раза в неделю присылает какие-то отчеты, и получает за это оклад. Непонятно, что он делает. Вот это всё прописываете. Оплата – как? Вы тогда не отслеживаете, вы тогда не можете «восьмерку» в табеле писать, или как? Я, честно говоря, не сторонник того, чтобы мы на дистанционного работника вели табель, потому что табель – это, во-первых, старая система оплаты труда, повременная, во-вторых, как мы ведем табель? Пришло тело на работу – мы ему «восьмерку» нарисовали, если отпросилась на два часа раньше женщина с работу, мы «шестерку» пишем, а не «восьмерку», то есть мы пишем реально отработанное время, а у дистанционного работника нам действительно неважно – может, он ночью работал, а днем спал. Да какая нам разница? Главное, чтобы во вторник и пятницу он прислал нам отчет.

Вот это совершенно новая позиция, которую Трудовой кодекс не отражает, потому что в Трудовом кодексе есть старая социалистическая статья, она называется «Оплата по труду», и вот оплата по труду – это то, что вы получаете за «восьмерку» в табеле. На мой взгляд, уже в Трудовом кодексе должна быть не «Оплата по труду», а «Оплата по результатам труда», в том числе, с учетом качества работы. Ну, пока у нас там этого нет. Так что смотрите, всё-таки от этой «восьмерки» мы пока не можем отойти.

Если вы установили дистанционному работнику эти режимы работы с определенным чередованием работы и отдыха, то что происходит, когда срочно понадобился, например, этот работник вечером, если он до 18:00 работает, как и вы, и вот понадобилось в 20:00 ему позвонить и какой-то порешать с ним вопрос. С офисным работником можно было порешать этот вопрос. например, завтра, задержать его на работе, установить ненормированный рабочий день, а что может быть у дистанционного работника? У дистанционного работника есть вот эта фраза, что время взаимодействия включается в рабочее время. Это, по сути, сверхурочка. Хотя я не думаю, что дистанционному работнику нельзя установить ненормированный рабочий день. Теоретически можно, потому что это, как правило, специалисты.

Кому, вообще устанавливается ненормированный рабочий день? Не токарю, не слесарю, не рабочим. У них сверхурочка. Ненормированный рабочий день: директор, зам. директора, начальник отдела, главбух – вот у кого ненормированный рабочий день. У рядового бухгалтера, например, не может быть ненормированного рабочего дня.

Когда я выступаю перед бухгалтерами и говорю об этом, начинается крик, и я только говорю: «Не бейте ногами!» Ну не может быть! Они: «Да вы что?! Мы сдаем годовой отчет!» Что делает бухгалтер целый год? Собирает материалы для годового отчета, больше ничего не делает. Поэтому, если что-то не успела, объявляем ей сверхурочку, тоже при сдаче годового отчета. Ненормированный рабочий день может быть только у главного бухгалтера, когда ее не отпустили с работы, оставили на совещание и так далее.

Единственный есть рабочий в нашей стране, рабочая профессия, по которой закон разрешает ненормированный рабочий день – это водитель. Вот у водителей по приказам Минтранса может быть ненормированный рабочий день. Водитель – это тоже рабочий, это не должность. У нас суды, к сожалению, когда разбираются дела с водителями, неграмотно говорят: «Должность – водитель». Водитель – не должность. Водитель – это рабочее место. Ну что делать? Для этого существует Университет правосудия, для повышения квалификации судей, потому что иногда такой читаешь в решениях суда, что вообще, «мама, не горюй», откуда вообще что берется в этих судебных решениях.

Так вот, если с дистанционным работником мы общаемся, помимо его восьми часов работы, это классическая сверхурочка. Она должна быть оплачена. Она должна быть зафиксирована и оплачена.

Я не вижу этого в реальной жизни, я не вижу этого в практике, хотя я сама лично была одним из лиц, которые настаивали на этой части шестой, и наш Университет поддержал мою позицию. Мы коллективно предложили внести эту норму в закон, и мы, конечно. считаем, что, если общаются представители организации: директор, заместитель, непосредственный начальник отдела, где работает этот дистанционный работник, ему должны это время оплачивать, то есть, поговорив с дистанционным работником, они должны дать команду потом табельщику внести под буквой «С» эти часы, и их оплатить в повышенном размере, как классическую сверхурочку.

Знаете, что бывает мне обидно, потому что мы как бы боремся для народа, для вас, кадровиков, и для любого работника в нашей стране, боремся за то, чтобы в законе было всё то, что необходимо для нормальной работы, для честной оплаты, для того, чтобы не обманывали людей, не уменьшали оплату, а люди потом сами, знаете, как-то не очень-то: то ли начальства боятся, то ли чего, а иногда и вообще очень странная позиция. Когда я сказала об этом, например, в Воронеже – то, о чем сейчас вам говорю – вы знаете, на меня так посмотрела одна ваша коллега – правда, в возрасте уже, и чувствуется, давно работает кадровиком и говорит мне: «Да вы в своем уме? Мне директор вечером позвонил, я буду требовать сверхурочку?! Да я рада и счастлива, что мне директор звонит, ценит и уважает!» Я говорю: «При чем тут «ценит и уважает»? У вас началось время отдыха, дорогой кадровик! У вас время отдыха, и вы должны заниматься собой, семьей, детьми, внуками. Причём тут ваш директор? «Мне директор позвонил. Я рада и счастлива!»! Нет, ну ради Бога, будьте рады и счастливы, но он вам за это должен заплатить».

Нет, в нашей стране этого нет, поэтому у нас, понимаете, нам правовым государством стать очень сложно. Мы привыкли так всю жизнь, что мы рады и счастливы, что нас эксплуатируют без всякой оплаты. Попытались цивилизованную норму вставить в закон, но она не работает, и это зависит уже от нас, потому что мы ничего не требуем, мы рады и счастливы!

Но, тем не менее, я еще одну статью хочу показать. Она вообще очень коротенькая, она является тоже заслугой нашего Университета правосудия. Это статья 312.5 о том, что выполнение работником трудовой функции дистанционно не может является основанием для снижения заработной платы. Мы писали свое заключение по проекту этого закона, который был принят в декабре 2020 года. Мы писали в июне 2020 года это заключение, в пандемию, в 2020 году И у меня тогда уже были только вебинары, и я на этих вебинарах услышала от ваших коллег, что перевод кадровика (образно «перевод») на дистанционку привел к снижению зарплаты. Я была, конечно, поражена этим фактом, и, когда у меня в самом конце мая 2020 года был такой же вебинар для руководителей организаций, буквально Академия народного хозяйства и госслужбы собрала директоров компаний. Очень много было народу, было очень большое подключение дистанционное, и я с возмущением сказала: «Стали меньше платить за дистанционную форму работы!» Я сказала, что это неправильно, это незаконно, и вдруг в чате мне директор какой-то конторы пишет: «А чего вы возмущаетесь? Всё правильно! На работу не ездит моя кадровичка, за транспорт не платит, питается дома – это дешевле, и сидит в тапочках, в халате, туфли и платье покупать не надо!» Понимаете? Я прочитала это в чате и ему сказала: «А что, у нас зарплата зависит от того, в туфлях или в тапочках выполняют эту работу? Почитайте статью 129: «Сложность, качество, объем, квалификация», – вот от чего зависит работа!»

Да гораздо сложнее работать дистанционно, чем очно, по многим направлениям. Я, как преподаватель, в три раза больше работаю дистанционно, чем я работала очно. Гораздо легче объяснить что-то студенту словами с глазу на глаз, чем подготовить для него миллион всяких наглядных пособий, и всё равно уровень знаний ниже, чем когда ты в аудитории живьем общаешься. Поэтому, понимаете, самые умные студенты потребовали очных занятий. Самые способные, самые ответственные студенты сказали: «Мы хотим учиться в аудитории, мы не хотим учиться в аудитории, лежа на диване, как те, кто более ленивые, так сказать, этого хотят».

Поэтому, конечно, я рада, что эту норму закрепили. По крайней мере, есть возможность спорить и не допускать снижения заработной платы при том, что в 2020 году у нас шла кампания по выбору трудовой книжки, и началось заполнение СЗВТД, объем работы увеличился у кадровика из-за этих книжек, из-за формочки СЗВТД, а тут еще и за дистанционку стали уменьшать оплату! Ну просто какой-то произвол!

Не буду комментировать возмещение расходов при дистанционке, сделала вам подборочку высказываний по этому поводу Минфина и Налоговой. Они требуют того, что требовали всегда: документально подтвердить, экономически обосновать. Поэтому я вас – можете ругать, критиковать – но я всё-таки рискнула сделать пример расчета. Маленький пример возмещения, допустим, за работу дистанционно чередованием, когда резко увеличилась оплата за интернет. Я сделала условно. Это вы всё получите, можете посмотреть.

Человек, допустим, три для дома, два дня в офисе. Три дня дома сидит с утра до ночи в интернете, работает. Раньше-то: пришел вечером, поиграл, посмотрел, а так теперь целый день. Платил, допустим, 300 рублей в месяц, а сейчас 800. Нужен трафик, нужен объем, нужна скорость. Мы высчитываем стоимость часа, не рабочего, а астрономического. Я взяла в качестве примера сентябрь. В прошлом году делала, сентябрь взяла прошлого года. 30 дней в сентябре, 720 часов астрономических: 30 умножить на 24 часа в сутки. Дома работает три дня в неделю – это получается 12 дней, и там я посмотрела, в сентябре было 14, вернее, еще было два дня. Короче, он 14 дней работал дома из общего количества рабочих дней, допустим, 22, он 14 дней работал дома. 14 дней по 8 часов в день работал, получилось 112 часов. И вот у нас получается: 800 рублей, стоимость интернета, на 720 часов астрономических – 1,1 рубля, значит, ему надо компенсировать 112 на 1,1 – 123 рубля.

Почему я сделала вот это расчет? Казалось бы – какая ерунда, какая мелось! Дело в том, что по стране пошло такое поветрие: 500 рублей доплачивать. Откуда взяли 500 рублей? Не знаю. Какая-то круглая цифра. Куда ни приедешь, в какой город: «Мы 500 рублей доплачиваем дистанционщикам! Мы 500 рублей!» С одной стороны, вроде бы мало, некоторые говорят: «Да вы что? А мы тысячу рублей доплачиваем!», а кто-то говорит: «А мы 2 тысячи доплачиваем!», и никто не говорит, на каком основании. В интернете чего только ни напишут!

Смотрите, может быть 500 рублей, может быть за интернет 123 рубля, как я написала, может быть, за свет еще 100 рублей и так далее. Дело-то не в этом. Дело в том, что Минфин – это как бы не ваш вопрос, это вопрос бухгалтерский, но я хочу вам его высветить, потому что меня страшно раздражает, что бухгалтер часто смотрит на кадровика свысока: «Ты ничего не понимаешь, не знаешь! Я при деньгах, это…» Вообще, вот это вот «смотреть на кадровика свысока» со стороны бухгалтера – меня это страшно возмущает. Они плохо знают Трудовой кодекс, они не понимают многих вещей, но лезут что-то вам перед директором, что-то говорят. Я бы такому бухгалтеру сказала: «Ты скажи спасибо, что я тебя вообще на работу приняла. Я, кадровик, тебя оформила сюда, вообще, а ты еще вякаешь, и на меня тут выступаешь!» Поэтому я хочу некоторые точечные моменты вам высветить, чтобы вы уверенно себя чувствовали.

Пример, конечно, глупый в интернете. У меня студенты что-то качают из интернета – ну такой бред! Вот как будто умышленно кто-то сидит, и фигню вот эту пишет. Любая сумма: от 100 рублей, от 10 рублей и до 10 тысяч должна быть обоснована и подтверждена документально. Она должна быть подтверждена документами.

Мне понравилось, как кадровики мне начали говорить в начале 2021 года: народ понес квитанции за свет. «Вот, когда я работал на работе, я за свет вот столько заплатил, а вот сейчас я три дня дома работал в этом месяце каждую неделю, я, смотрите, за свет как много заплатил». Тем более, зима была, рано темнеет, поздно светает, и свет горит почти целый день. Я, когда зимой со студентами занимаюсь, у меня свет горит целый день с 10:00 до 18:00, потому что иначе студенты меня на увидят просто на экране, комната будет темная. Поэтому обязательно – копии документов, подтверждающие расходы. Может быть, это будет и 500 рублей, но принесите документ.

Я под интернет принесла бы документ на 123 рубля, а не на 500 рублей. Понимаете? Поэтому всё это нужно рассчитывать: сломалась у него мышка, он ее чинил – квитанцию за ремонт. Сломался компьютер, он его чинил – квитанцию, мы должны ему возместить, потому что он его гоняет с утра до ночи, когда он работает дома. Так что эта цифра, конечно, понимаете, если бы она была обоснована – тогда да, если бы показали, из каких документов видно, что ему надо заплатить 500 рублей. Из каких документов? Если не видно ни с каких документов, то…

500 рублей, кстати, не такая уж маленькая сумма. Если умножить на все месяцы работы и на нескольких – у некоторых десятки – дистанционных работников, то это получается довольно большая сумма. Если мы ее выплачиваем работнику, мы ее относим на зарплату – на эту сумму уменьшается размер полученной прибыли и уменьшается налог на прибыль, а за налог удавится Налоговая, и вас размажет по стенке. Вот о чем идет речь, поэтому нельзя тупо писать 500 рублей, и нельзя считать, что это маленькие деньги. Любые деньги – вы увидите у меня в материале, дальше будут у нас еще трудовые книжки, но это простой вопрос, поэтому, если даже не очень успеем, просто почитаете.

Вы знаете, что написал Минфин по поводу выдачи в дальнейшем – у нас с 2023 года будут новые бланки трудовых книжек. Я сейчас не буду перескакивать, скажу про книжки отдельно, постараюсь успеть. Вы знаете, что написал Минфин? Если вы книжку оформили, например, для дубликата – дубликат надо оформить, взяли новый бланк – оформили бесплатно, не взяли с человека деньги за этот бланк. Сколько может стоить бланк? Ну, грубо, 200 рублей, условно. Я читаю лекции на Гознаке, они мне как-то сказали, что себестоимость печатания трудовой книжки – 14 рублей. Я говорю: «А почему же ее, блин, продают-то за 200?» Накрутки, накрутки дальше идут.

Короче, вы выдали ему книжку бесплатно. Что Минфин написан? Налог надо взять НДФЛ с 200 рублей, потому что это у него доход! Понимаете? Он должен был вам заплатить 200 рублей за бланк, а он не заплатил. С 200 рублей налог взять. 13%, НДФЛ. Так что здесь шутки, конечно, плохи.

Что еще по дистанционным работникам? Охрана труда. Не знаю, может быть, Дмитрий читал вам про охрану труда, может, касался дистанционных работников, нет? Не успел просто, потому что там много всего было, наверное, Смотрите, у дистанционного работника, конечно, нет таких сумасшедших условий, где требуется очень детально охрана труда, смывающие средства, средства защиты – этого всего нет, но всё равно инструктаж должен быть, особенно, если он снабжается аппаратурой работодателя – там должен быть инструктаж по работе с этой аппаратурой, в том числе, безопасность работы с аппаратурой, и обязательно, смотрите, Роструд написал 21 февраля этого года: «Расследовать полученную дистанционным работником травму, если он позвонил и сказал: “Я получил травму”». Какую травму? Надо создать комиссию, то есть надо приехать к нему с комиссией, и так же, как мы расследовали бы это в офисе или в цехе – точно так же нужно это расследовать.

Что это за травма? Тут трудно сказать, может быть, это бытовая травма. Вот он говорит: «Я руку обжег! У меня компьютер загорелся», а может, он об горячую сковородку ее обжег? Пусть покажет, что у него там загорелось? Вот скажите, компьютер может загореться? Не обращали внимание? У меня училась ваша коллега, кадровик из айтишной фирмы, как раз фирма IT. Она говорит: «Валентина Ивановна, компьютер, в принципе, сам по себе загореться не может. Как компьютер может огнем вспыхнуть? Но может загореться проводка. Проводка может загореться: там и в розетке может быть замыкание, провод может оплавиться, человек не понял, схватился, обжег руку», то есть не освобождаетесь вы полностью от вопросов охраны труда, несмотря на то, что, казалось бы, какая там может быть у него травма. Но формально может быть.

Дальше я очень бегло по всем материалам, которые у меня есть, пройдусь, потому что у меня есть еще один вопросик. У нас второй вопрос в программке – это увольнение дистанционных работников, на нем чуть-чуть побольше остановлюсь. Есть такое немножко смешное письмо Роструда, Роструд написал, как проверять дистанционных работников. Нельзя приходить к ним домой, чтобы проверять, работают они или нет. Контроль тоже должен быть дистанционным. Это немножко смешно, но можете почитать.

Прокомментировать хочу письмо, которое было в прошлом году, и посвящено дистанционной работе по совместительству. Посмотрите, какая интересная получилась вещь: раньше у меня компания Лукойл, центральный аппарат компании у нас в Москве на Тургеневской площади, всё время задавали вопрос: может начальник какого-то отдела по внешнему совместительству работать в городе Надыме в какой-то их ООО? Понимаете, вопрос был абсолютно абсурдный тогда, и я отвечала, знаете, так, как бы придуриваясь, отвечала немножко как анекдот. Я говорю: «Конечно! Отработал на Тургеневской площади до 18:00, быстренько в аэропорт, быстренько прилетел в Надым. Благодаря разнице по времени там уже как раз утро, в Москве начинается ночь, быстренько там поруководил, быстренько опять в аэропорт, и к утру прилетел в Москву и сел, как огурец, работаешь на Тургеневской площади, то есть нельзя было по совместительству работать в другом городе в те времена, когда не было дистанционных технологий, и не было главы по дистанционному труду.

А теперь можно! Теперь можно, пожалуйста, ты закончил работать, сел за компьютер, и работай в другом городе дистанционно, пожалуйста. Роструд об этом написал, только забыл написать самое главное: работа по совместительству – это работа в свободное от основной работы время. Вот этого здесь не написано, потому что у народа появился какой соблазн: вот я сижу работаю, параллельно врубила компьютер, и где-то с другим городом пять минут поговорила, что-то поруководила. Так не пойдет! Формально, так не пойдет. В другое время. Чтобы это было официально, по документам, по табелю: вот ты работаешь здесь, вот ты работаешь там, в какие часы. Формально это всё может быть проверено.

Не забывайте, дистанционка не меняет сути совместительства. Это другой трудовой договор, поэтому он может быть только в другое время. Нельзя это переносить на то, о чем мы говорили в самом начале – временный перевод к другому работодателю. Здесь совместительство не подходит, а вот классическое совместительство – это работа в свободное от основной работы время.

Причем, на всякий случай, скажу: у меня был такой многолетний спор с Московской трудовой инспекцией, не знаю, дошло до них, не дошло. Они, например, тоже часто приходят на лекцию, сидят. Иногда инкогнито сидят, и я сказала кадровикам, у нас же закон не ограничивает количество мест работы по совместительству: это одно место основное, а по совместительству работай хоть в 150 местах. В том числе, и для внутреннего совместительства. Ограничений нет. Главное, чтобы каждый заключенный с тобой договор был законным, каждый договор отдельно.  В качестве примера я приводила такую условную ситуацию, которой в жизни, наверное, не бывает, но просто чтобы поняли норму закона.

Вы работаете кадровиком с 9:00 до 18:00. Закончили в 18:00 по основному договору, и начинаете работать по договору по совместительству, например, условно, бухгалтером в вашей конторе: какие-то платежки вечером печатать, до 22:00 – четыре часа. В 22:00 закончили работать бухгалтером по договору о совместительстве, и по следующему договору о совместительстве, причем, внутреннему, начинаете сторожить свою контору, как сторож, с 22:00 до 6:00. В 6:00 утра, закончив сторожить контору, по следующему трудовому договору до 9:00 подметаете свою контору как уборщица, а в 9:00 опять садитесь по основному договору, работаете кадровиком. Можно так работать? По Трудовому кодексу можно так работать?

Нельзя?! Почему нельзя-то? Скажите, где запрещено? Давайте разберемся. Нормы рабочего времени считаются по трудовому договору. Сколько вы работаете кадровиком по трудовому договору? 8 часов в лень. Вы 9 часов на работе, с учетом обеда. Остальные 15 часов – это что такое? Время отдыха. Во время своего отдыха вы 4 часа работаете бухгалтером. Остальные 20 часов у вас, как у бухгалтера, время отдыха. Вникаете? Вот я и говорю, ребята, без обиды, понимать надо, что написано в кодексе. Понимать!

Дальше вы начинаете работать сторожем. Получается, 8 часов сторожите контору. Вот сторожем вы не сможете работать каждую ночь, потому что вы 8 часов работаете, значит, через ночь придется работать сторожем, потому что у совместителя только половина нормы может быть, зато в свободную ночь вы можете сторожить другую контору по внешнему совместительству по другому договору. А уборщицей вы сколько работаете? 3 часа, а 21 час у вас, как уборщицы, в сутки – свободен, и вы можете работать, или гулять, или отдыхать – что угодно делать.

Давайте только, чтобы все поняли. Если что-то непонятно – я еще раз объясню. Режим рабочего времени организации и человека связан с трудовым договором. Что вы нарушаете, как кадровик? Ничего. У вас 40-часовая рабочая неделя. Что вы нарушаете, как бухгалтер? Ничего, у вас 20-часовая рабочая неделя. Если ваша контора закрывается в 18:00, значит, не будет внутреннего совместительства. Но вы можете дома работать дистанционно бухгалтером, а так, если вы не разрешаете после 18:00 сидеть в конторе – вопросов нет, значит, не будет сидеть, а если разрешаете, будет сидеть и работать, а потом будет сторожить, а потом будет подметать. По каждому отдельному договору нарушений нет – вот что вы должны понять.

Московская трудовая инспекция очень долго не понимала. Я не знаю, поняла ли сейчас. Может быть, пришли другие люди, которые понимают. Но я хочу, чтобы вы понимали: мы проверяем работу по конкретному трудовому договору. Вот уборщица работает три часа в сутки. Даже не четыре, а три. Пятью три – пятнадцать часов у нее. Что нарушаем? Ничего не нарушаем. Когда она не работает уборщицей, у нее по трудовому договору уборщицы время отдыха – 21 час, и что она этот 21 час делает – это ее личное дело. Хочет – работает, хочет – спит, хочет – в бассейн пошла, хочет – в театр, хочет – на свидание. Поняли?

Вы кадровики, вы должны нормы хорошо понимать, что написано в законе. Да, реально живой человек не будет 24 часа в сутки работать, но закон-то этого не запрещает! Когда мы с вами теоретически смотрим: «А это можно?» – вот если бы вы сдавали экзамен, как кадровики, по независимой оценке?

У нас, под конец скажу, профстандарт новые появился для кадровика. А если бы экзамен сдавали? Вы на экзамене должны были объяснить, можно так работать? Можно, можно. Другое дело, что физически тяжело, и народ не пойдет: хочет спать, хочет личной жизнью заниматься, но закон не запрещает. Вы согласны или нет? Вы поняли мысль мою… Здесь нет никакого пробела у законотворцев, здесь только…

Мы, наш Университет правосудия, выступаем против этой нормы, потому что знаете, как было при социализме? Одно место – основное, и одно – по совместительству, причем, по совместительству надо было с основного места работы справку брать, чтобы тебе это разрешили. Я была научным работником после института. Распределили меня. И училась я заочно в аспирантуре. Мне надо было обязательно пройти преподавательскую практику, и я пошла просить проситься по совместительству преподавателем в вечерние занятия. Вы не представляете, что это было при социализме: сначала на парткоме, потом на профкоме мне говорили: «Ты что, сумасшедшая? Зачем тебе работать после работы? Иди в бассейн, или в театр, иди в кино!» Я говорю: «Да мне надо практику, я аспирантка!» Не разрешали, не давали, говорили: «Отдыхай! Не надо работать!»

Знаете, народ шутил при социализме: «Воровать можно, а подрабатывать нельзя!» – вот как было. Сейчас можно подрабатывать хоть 24 часа в сутки, а тогда – пожалуйста, воровать – можно, подрабатывать – нельзя. Законно было нельзя. Давали справку или не давали, не разрешали, и так далее. Так что здесь сейчас… Знаете, здесь много профанации. Формально рисуют это совместительство, родственников пристраивают, за них работают, пенсионеров каких-то, и так далее. Здесь много нарушений, поэтому мы выступаем против этой нормы.

Но вообще, такая норма есть. Количество мест работы по совместительству не ограничено. Вы можете 24 часа в сутки работать формально по четырем, пяти договорам в своей конторе, в субботу-воскресенье еще работать в других конторах по внешнему совместительству. Ограничений нет. С точки зрения проверки знания закона вы должны ответить на это вопрос, что ограничений нет. Но вот у нас Трудовая инспекция иногда тоже плохо знает закон, и неправильном отвечает на вопросы.

Знаете, у нас есть такой маленький-маленький тест для студентов, что называется, «на засыпочку». Звучит так: «Можно ли отказать в приеме на работу беременной женщине: да; нет? Выберите ответ», – вот такой вот тест для студентов. Что бы вы выбрали: да – можно отказать, или нет – нельзя отказать? Там нет никаких «если». Вы выбираете «да» или ответ «нет». «Да»? Все выбирают «да»? Правильный ответ, между прочим! Да, беременной женщине можно отказать в приеме на работу.

Вот студенты у меня: «Нет! Нет, конечно! Беременной – нельзя», – неправда. Можно. Ответ: «Да», а вот дальше идет разъяснение: «По деловым качествам». По причине «беременности» – нельзя, а по «деловым качествам» – извините, конечно, можно. Вот такие интересные тестики. Знаете, такие парадоксальные. Кажется: «Конечно, нет! Нельзя беременной». Почему нет-то? Почему надо брать беременную, если у нее ни опыта, ни стажа, ни образования? Что, без образования возьмем на какую-то работу? С какой стати? Причем тут беременность.

Я пропускаю несколько писем по поводу командировок дистанционных работников и служебных поездок. Скажу только очень коротко: если дистанционный работник постоянный живет в другом городе, и мы его вызываем вдруг в виде очень большого исключения на какое-то очное совещание, для него это будет командировка. Командировка – это очень необычно, потому что что такое командировка? Помните, по статье 166? Это работа в другом месте у другого работодателя. В командировку посылают в другую организацию, а здесь он в свою организацию едет. Ну вот Минфин согласился, сказал: «Да, он постоянный дистанционщик, он вообще никуда не должен ездить, а раз вы его вызвали – это для него командировка».

А вот если человек работает дистанционно, как я сейчас, например: в Москве находится компания, учебное заведение в Москве, я там работаю, и мне просто сказали: «Ты работаешь дистанционно, но у нас во вторник кафедра, приезжай», и я приехала на кафедру. Это не командировка, естественно, потому что, когда кончится дистанционка, мы точно так же будем ездить на работу очно.

Ну и последнее по дистанционке – это увольнение, увольнение дистанционных работников. Здесь на что хочу обратить внимание? Дистанционный работник, так же, как и любой другой работник – это человек, который может перестать выходить в сеть, перестать присылать нам работы, то есть, по сути, он начинает прогуливать, по смыслу – перестает работать. Всё, пропал. В сети нет, по телефону не отвечает. Увольняем за прогул? У меня написано «нельзя», может, я неправильно написала? Может, поспорите со мной, возразите? Скажете: «Что ты бред-то написала? Естественно, увольняем за прогул!» Я вам уже ответ показала. Нельзя дистанционного работника уволить по статье «Прогул». Никогда. Даже если он вообще перестал работать.

Почему? Вот опять, по терминологии. Вот она, статья-то про прогул: «Прогул – это отсутствие на рабочем месте», а у него рабочего места нет, поэтому он прогуливать не может в принципе. Ну, в принципе-то – ла, а по сути-то прогуливает, не ходит на работу, потому что нет рабочего места, но и не работает в сети. Вот поэтому пришлось вводить специальную статью 312.8, часть I, часть II, которая говорит о том, что делать с дистанционным работником. Его можно уволить, как и всех, например, сократить или по собственному желанию, по соглашению сторон и так далее, но у него обязательно должны быть дополнительные условия. В частности, когда он перестает с нами контактировать – это назвали «отсутствие взаимодействия с работодателем более двух рабочих дней после обращения с запросом о том, почему он с нами не контактирует», то есть, по сути, он прогульщик, но мы не можем его уволить с формулировкой «Прогул», а прямо вот с этой формулировкой: «Отсутствие взаимодействия…», и так далее.

Значит, что у нас получается? Он перестал выходить в сеть. Мы что делаем? Начинаем его искать. Посылаем запрос, ждем. Очень интересно написано: «Более двух рабочих дней подряд», то есть, начиная с трех дней. Не ответил – начинаем его искать. Искать, не увольнять! Я писала специальную статью в журнал, по-моему, «Кадровое дело» просило. «Как уволить “потеряшку”?», потерявшегося работника. Очень непросто уволить. Очень непросто! Когда человек жив-здоров, отвечает нам на телефон и говорит: «Да пошли вы! Я не хочу у вас работать», – это одно, а когда тела нет, где находится, не отвечает, мы его не видим, не слышим, не знаем, где он – его вообще невозможно уволить, пока не выполнишь определенные процедуры. Пока его не разыщешь, в том числе, через полицию, не получишь справку, что его не нашли, пока не обратишься в суд через год после пропажи, о признании его безвестно отсутствующим – не уволишь. Не видели эту мою статейку? Могу сбросить нашим организаторам, они передадут. Прямо называется «Потеряшки».

У меня просто ваша коллега попала, очень грамотный кадровик, она юрист была по образованию, и она поделилась, как она все эти этапы прошла. Полицию заставила, потому что полиция дурака валяет и говорит: «Только родственники могут искать пропавшего». Щаз! Где это написано? А если он круглый сирота? Какие родственники? Бред собачий! Нигде не написано ни про каких родственников. В полицию обязательно обращаемся, справку берем, что его не нашли, ждем год после пропажи, идем в суд. 276, 277 статьи Гражданского процессуального кодекса, называются «Особое судопроизводство». Это признание человека безвестно отсутствующим, признание человека умершим и усыновление. Вот эти три вида действий, рассматриваемых в суде, называются «Особое судопроизводство». Вот судья признает его БО (безвестно отсутствующим) – и тогда мы по пункту 5 части I статьи 83… нет, по пункту 6, простите, по пункту 6 части I статьи 83 в связи с признанием гражданина судом безвестно отсутствующим мы с ним прекратим трудовые отношения.

Уволить за прогул можно только прогульщика, который реально выявлен как прогульщик. Увольнение за прогул – это увольнение, как вид дисциплинарного взыскания. Чтобы применить взыскание – нужно получить письменное объяснение. Пока письменного объяснения нет, мы не можем уволить.

У меня, кстати, есть статья по увольнению удаленщика вот такого. Могу это еще сбросить, потому что здесь то же самое. Здесь просто нельзя писать слово «прогул», но так здесь всё то же самое. Мы его ищем, если мы его нашли, мы требуем с него объяснения. Если уважительных причин не было, мы его увольняем вот по этой статье: часть I статьи 312.8: «В связи с отсутствием взаимодействия с работодателем по вопросам, связанным… более двух рабочих дней подряд…», и так далее. Всю эту формулировку выписываем в трудовую книжку или в формочку СЗВТД – там просто пишем: «Увольнение», пишем ссылочку на статью, а в трудовой книжке пишем всю эту формулировку.

(Неразборчивый вопрос из зала), что он не вышел три дня подряд (неразборчиво).

Составить акт, наверное, как обычно. Понимаете, здесь, в принципе, всё, как обычно. И он прогульщик классический, по сути. Просто мы формально не можем применить слово «прогул» и статью «Прогул», потому что прогул – это отсутствие на рабочем месте, а мы с вами в самом начале сказали: «А у него нет рабочего места». Вот эту формалистику мне хотелось вам показать, почему я поставила этот вопрос в наш семинар: чтобы вы почувствовали, что закон надо применять системно, комплексно. Взяли 81-ю статью, взяли 312.8, и совместили, посмотрели: «Ой! Нельзя! 312.1, плюс 81-я говорит о том, что они не стыкуются. Там говорится про отсутствие рабочего места, а здесь говорится, что он не присутствовал на рабочем месте, а у него вообще такого понятия нет «рабочее место»». Вот это чисто формальный подход. По сути, он прогульщик. Классический прогульщик. Но только его прогульщиком назвать нельзя, потому как у него нет рабочего места.

Кстати, обратите внимание еще раз: тем, кто дает большую свободу: «Работай, где хочешь». Это опять к вам. Еще один подводный камень. Знаете, мне хочется, чтобы вы понимали, чем вы рискуете. Сейчас очень модно говорить: «Риски! Риски!» – вот это слово «риски», там профессиональные риски, сейчас в охране труда просто всякие риски при проверках, и так далее. Смотрите, вы не договорились с ним, где он будет работать, а он решил рвануть на природу, куда-то в глубинку, чистый воздух, туда-сюда, а там и вышки нет интернетовской. И вот он вам звонит и говорит: «Вы знаете, а тут вышки нет. Я вчера переехал, у меня же ограничений нет. Я буду два раза в неделю ездить в город и по почте вам посылать, поскольку тут интернета нет». Вы говорите: «Да ты что, сдурел? По почте! Это когда дойдет по почте».

Мы, вон, по почте посылали. У нас. Знаете, Университет находится на Новочеремушкинской улице, дом 69, вот так вот у нас идет улица Намёткина, а за ней стоит Газпром. Сейчас они переехали в Питер, а раньше – прямо через дорогу. Понимаете, пешком я к ним ходила две минуты, лекции читала в Газпроме. И однажды им понадобился какой-то официальный мой отзыв на что-то. Даже не отзыв, а у них там конфликт, но как бы мое мнения, как эксперта. И они сказали: «Валентина Ивановна, вы нам…» Я говорю: «Ну я могу его принести, или вы курьера пришлите – это две минуты идти от нашего Университета до Газпрома», они говорят: «Нет, нам нужно официально через почту». Не три дня, две недели шло – где-то валялось на Главпочтампе. Вообще-то…

Понимаете, можно было перенести через дорогу, и всё. Нет, повезли на почтовое отделение, оттуда повезли на Чистые Пруды на Главпочтамт, когда еще ремонта там не было, оттуда – опять в отделение, там где-то завалялось, куда-то провалилось между ящиками. В общем, через две недели пришло на соседнюю улицу, так что почта…

Смотрите, специальная статья есть. Та же статья, 312.8, только часть II: «Трудовой договор с работником, выполняющим дистанционную работу на постоянной основе, – если постоянной, – может быть прекращен в случае изменения работником местности выполнения трудовой функции, – вот, переехал на природу, – если это влечет невозможность исполнения работником обязанностей по трудовому договору на прежних условиях», – если он говорит: «А я теперь не могу по интернету, могу только по почте. Здесь вышки нет, не берет».

Когда я выступала 9 июля 2019 года перед тем, как трудовые книжки вводили электронные, и меня попросил Комитет по труду сделать доклад по переходу на электронные трудовые книжки, и там, вы знаете, депутаты выступали, Сбербанк, Греф приехал выступать, вообще, космические какие-то, вообще, технологии. Всё уже, прямо все видим, как Нью-Васюки, Остап Бендер, межпланетный шахматный турнир. И кто-то с галерки кричит: «А в чуме оленевода как электронную книжку вести?» Понимаете? Оторвались, вообще, в Сбербанке от народа – основные докладчики были Сбербанк. Там ни вышек нет, ни света нет, ни газа нет – в чуме люди сидят. Так что по стране, знаете, далеко не везде – чуть отъехал от страны, от центра, и: «Привет!» в Сибири, да и что «в Сибири»!

Вон, Вологодская область – и то! Я как-то привезла, знаете, ну, правда, лет 15 назад было, еще диски были. Помните, еще не флэшки, а диски? Привезла, раздаю кадровикам. Женщины там сидели, и они так, типа: «Не надо, Валентина Ивановна!» Я говорю: «Девочки, это бесплатно! – там народ бедный, я говорю, – Это бесплатно! Вы не бойтесь, это студенты мои сделали, мы вам всё записали». Они говорят: «Валентина Ивановна, да мы не потому, что денег нет. Мы бы и заплатили. У нас компьютеров нет, Валентина Ивановна! Нам это вставлять некуда», понимаете. Компьютеров нет. Вологодская область. 450 километров от Москвы. Город Великий Устюг, кстати, родина Деда Мороза.

Вот потом, когда я к ним приехала, они говорят: «Вы знаете, ваш Лужков, – тогда был мэр Москвы, – объявил Великий Устюг родиной Деда Мороза!» Как это, вообще, так получилось? И компьютеры в город завезли, потому что дети в Москве по компьютеру пишут пожелания: «Дед Мороз, пришли мне…», – а компьютеров-то нет. Вот, в избе Деда Мороза сначала появились. Это реально, при жизни, понимаете, когда Лужков был. 450 километров от Москвы! Что говорить за 4 тысячи километров от Москвы? Поэтому вот эта вся цифровизация – он хороша в Москве, конечно, и в крупных городах.

Поняли? Вот он говорит: «Я не могу!», а вы ничего сделать с ним не сможете. Вам придется по почте ждать по две недели, потому что вы не договаривались, что он переедет в другую местность, где невозможно будет на прежних условиях работать. Вы пытаетесь косвенно его… а надо, прямо, конкретно! Вы знаете, с народом надо договариваться очень-очень конкретно. Вот, чтобы народу было понятно, что вы от него ждете чего хотите, потому что любая непонятка в суде – в пользу работника. Любая непонятка! Всегда работник, как более слабая сторона, по нормам Международной организации труда, по всем Конвенциям работник – более слабая сторона.

Поэтому всегда суд будет на стороне работника. Суд вам скажет: «А работник не понял, чего вы от него хотели. Чего вы так написали? Вы напишите четко, чтобы работник понимал, и смог выполнять требования работодателя». Уже мы на этом прокололись много раз. Надо очень четко всё писать.

Ну и я немножко абстрактно, извините, без ссылок на конкретные судебные дела просто вам хочу сказать, что у нас было несколько примеров судебных дел, но, правда, они были связаны с пандемией, но мало ли, вдруг еще какая волна, вдруг еще что-то, еще какая-то пандемия, еще какой-нибудь локдаун. Знаете, у нас были такие контрастные примеры. Например, издали приказ, что со следующей недели работаем дистанционно из-за пандемии, а народ уже на этой неделе перестал выходить на работу, боясь заразиться. Вообще, вот эта боязнь заразиться, особенно в 2020 году! Сейчас уже как бы вспомнить, может быть, уже и подзабыли, и странно звучит, но смертность-то какая была? Какие были разительные примеры? Март-апрель 2020 года – это же страшно было, конечно. У некоторых просто сдавали нервы. И вот были судебные дела, когда работник самостоятельно уходил на дистанционку, он говорил: «Я боюсь ехать в метро! Я боюсь заразиться! Я дистанционно работаю, я ничего не нарушаю. Я всё выполняю, только дистанционно». И наоборот, когда уже отменили, например, летом 2020 года, пока не было потом новой волны, отменили дистанционку – народ не вышел на работу. Народ сказал: «Я боюсь выходить на работу. Я буду продолжать работать дистанционно», – вот это другой пример. Не возвращаются в офис, несмотря…

Суды всегда вставали на сторону работников. Они говорили: «Вы не учитываете главного. Он не перестал работать. Он не перестал работать, он не прогуливает, они ничего не срывает. Да, он не вышел в офис, потому что поится ездить на народе, и так далее. Ну и что? Работу-то не срывает». Вот суды восстанавливали. Вот поэтому так, помягче с народом, потому что психологически это тяжелый, конечно, момент, и люди действительно многие боятся. Вот я сегодня ехала сюда в метро, периодически, например, идут люди в масках. При этом они не кашляют, не чихают, то есть они не больное, которые закрылись, чтобы других не заражать – просто они психологически хотят продолжать ходить в маске. Ну чего теперь? Ну не может он. Куда деваться?

«Персональные данные». Еще у нас такие вопрос! Ну, вопросы я выбрала острые. Значит, по персональным данным почему я поставила вопрос? Потому что, вы знаете, удивительная вещь – у нас произошли изменения в 2021 году в законе «О персональных данных». У нас ввели туда новую статью. Давно этого не было, так, какие-то отдельные словечки правили, а тут прямо целую статью 10.1. И она действует еще с 1 марта 2021 года, но что получилось?

В чем смысл этой статьи? Роскомнадзор, честно вам скажу, не знаю, почему, но решил выделить особый вид передачи персональных данных. Вот смотрите, если вы откроете закон «О персональных данных», там в статье 3 есть термины, которые применяются в законе, и вот самый главный термин звучит так: «Обработка персональных данных». Это самый главный термин. Что под этим понимается? Вы знаете, всё. Всё! И получение, и систематизация, и анализ, и хранение, обновление, и уничтожение, и передача – всё-всё-всё, что мы делаем, всё, что только можно делать с персональными данными. А потом, смотрите, среди этого перечисления через запятую отдельно выделено слово «передача». Поверьте на слово, не стала цитировать – просто уже материал старый.

Смотрите, слово «передача» после этого имеет скобочку – поверьте на слово, домой придете, проверите – и там написано (после слова «передача», я могу не с том порядке перечислить): «Предоставление, распространение, доступ». Это что? Это разновидности. В скобочках всегда синонимы, но синонимы с какими-то оттенками. Можно передавать. Когда мы предоставляем данные – мы их передаем? Передаем. Когда мы распространяем данные, мы же их передаем? Передаем. Когда мы доступ обеспечили, мы же тоже фактически передали: «На, смотри, передаем тебе данные. Вот, принесли папку, на, смотри». И вот эти оттенки вы должны очень хорошо понимать.

Вот скажите предварительно: мы посылаем формочку СЗВТД в Пенсионный фонд – это мы что делаем? Доступ Пенсионному фонду открываем, распространяем или предоставляем? Это всё передача. Мы передаем в Пенсионный фонд, но с каким оттенком? Это предоставление, распространение или это доступ? Не обращали внимание? Обращайте! Как же? Это ваш хлеб, вы кадровики. Роскомнадзор придет – вы должны эти тонкости продемонстрировать. Это предоставление в соответствии с Федеральным законом, без согласия работника. Мы не спрашиваем у работника: «Ты не против, чтобы мы данные…» Щаз! Мы… А налоги? Всё, естественно.

А вот пришел трудовой инспектор, говорит: «Вот, жалоба поступила! Вы уборщицу в отпуск не отпустили! Давайте мне график отпусков, давайте приказы об отпусках», – это доступ. Мы ей дали доступ. Ну а если мы на сайте про работника что-то написали – это распространение.

И вот дальше, смотрите, отдельно – логики я, правда, в этом не вижу, но неважно – отдельно еще в законе написано, как отдельные термины, прямо, вот выделены из общей массы: предоставление выделено и распространение – доступ уже не выделен. Вот тоже я говорю: логики не вижу, но неважно. Что такое предоставление? Это передача персональных данных – это же разновидность передачи – передача персональных данных ограниченному (то есть определенному) кругу лиц. Вот в Пенсионный фонд – кто смотрит вашу СЗВТД? Уборщица Пенсионного фонда? Не имеет права смотреть. Даже работник другого отдела может быть не допущен – только определенный круг лиц в Пенсионном фонде.

Распространение. Тоже передача, но уже кому? Неопределенному кругу лиц. Или неограниченному кругу лиц. И вот эту вот передачу неограниченному кругу лиц решили выделить. Может быть, действительно, имеет смысл. Понимаете, вот так вот вы на сайте повесили, а потом мало ли кто как это будет использовать. И поэтому ввели специальную статью 10.1, и потребовали от вас что? Отдельное согласие на распространение. Отдельное согласие с марта прошлого года.

Почему я этот вопрос сейчас подняла? Ну год прошел, что, это же не новое, а народ не понял. Вот народ по стране не понял, и говорят: «Можно мы не будем отдельное согласие на распространение, потому что у нас про распространение написано в согласие на обработку, которое мы берем при приеме на работу?» Вот так было, а Роскомнадзор вам сказал: «Выделить! Выделить распространение из общего согласия, и отдельной бумажкой оформлять!» Я не могу сказать, зачем, но это новая бумажка, которая действует уже больше года. Народ продолжает спрашивать: «А можно не выделять?» Нет, ну можно. Заплатите штраф 100 тысяч, и можете не выделять.

Значит, у вас должно быть три формочки, три таких вот болванки, трафаретки, которые вы периодически заполняете: согласие на обработку, согласие на распространение и согласие на передачу третьим лицам. Есть такие формочки? Всё три? Пока не приходилось? Вот на передачу третьим лицам, например, знаете, когда? Работник берет кредит в банке, вам могут позвонить, и разрешают нам сказать, или мы засомневались в подлинности его диплома и хотим сделать запрос в институт, где он учился – надо согласие на передачу третьим лицам.

А вот на распространение – обязательно! Я тут, знаете, опять взяла на себя смелость. А что-то я не вижу, смелость-то я взяла… А, вот оно! Критически можете подойти. Просто, понимаете, ну кто-то должен вам показать образец. Роскомнадзор не показал. Роскомнадзор издал приказ, в котором написал, что может быть в этом согласии, какая информация, и всё, а формочку не дал. Я формочку сделала. Условно, это приложение к нашему положению об обработке – можно по-разному называть. Вы посмотрите, не понравится – можете править, но здесь смысл: ссылка на закон, категория и перечень персональных данных – вот они, фамилии, имена, отчества и так далее, и тому подобное. В каких источниках – это вот здесь у нас. Где мы будем это всё писать: корпоративный сайт, Доска почета, книга почета, социальные сети, название сете обязательно, если будете в социальных сетях, категории данных общие – это вы всё получите, это в раздаточке у вас будет Специальные и биометрические.

И еще требуется информационные ресурсы написать. Информационные ресурсы, какие действия производятся, и, если есть ограничения, то ограничения тоже должны быть написаны, например: «Только по внутренней сети», или «Только на внутреннем сайте компании», и так далее, если есть такие ограничения, потому что народ может выставить любые ограничения.

Знаете, в Нижнем Новгороде мне привели пример: парня – кстати, программиста, решили поместить на Доску почета. Он сказал: «Хорошо, но без фотографии», – вот его ограничение: «Но без фотографии!» Кадровик говорит: «Как «без фотографии»? Дочка почета – это и есть фотография, понимаете? Мы делаем красивую рамочку, помещаем туда фотографию, подписываем». Он говорит: «Нет! Мне без фотографии. Напишите в рамочке просто имя, фамилию». Она говорит: «Так в рамочке имя, фамилия – когда человек помер! А так-то – фотография, вообще». Так вот и не договорились. Я им, знаете, что посоветовала? Они все фотографии наклеили у всех, а про него просто ниже под всеми фотографиями: «Отмечаем хорошую работу программиста такого-то». И всё, без фотографии. Вот это вот «ограничение» называется.

Ну посмотрите, вот такую вот болваночку вам сделала, чтобы хоть от чего-то оттолкнуться, а там можете критически, так сказать, относиться, и по-своему делать. Вообще, сделали такое согласие? Похожее? Ладно, понятно, хорошо. Просто люди приходят, кто-то впервые, поэтому так вот, по-разному бывает.

Приведу пример, может быть, вы слышали, я приводила, в том году как раз было в апреле. Прямо, такой, знаете, анекдотичный. Сейчас не помню, в каком городе, по-моему, в Саратове кадровик говорит: «Я решила, прямо, знаете, вот одним махом, как говорится всё это – вот от этого отмучиться ото всего. Мужика принимаю, как раз вышли все эти изменения, прямо ему – бац, согласие, значит, такое, такое и такое – все три согласия. Подписал, и на передачу третьим лицам. Я говорю: “Ну а как? Если вы не будете передавать – глупость какая-то”. Ну вот хочется отмучиться от этого, и больше этим не заниматься». Это неправильно!

При приеме берем согласие на обработку. Больше ничего брать не надо. А вот дальше, пожалуйста, берите согласие, например, на распространение. У них есть Доска почета. У них есть корпоративная газета. У них сайт, и так далее. Вот она, значит, всё это вставила, и с него согласие взяла. Ну, человек поступает на работу, Господи! Жалко, что ли, какие-то бумаги подписать? Лишь бы на работу приняли.

Короче, это всё было в апреле. В сентябре был прямо анекдот. Я говорю, когда-нибудь написать бы книгу воспоминаний: «Мои встречи с кадровиками». Вот просто был анекдот. Она говорит: «Этот мужик в сентябре приходит и говорит: “Я вам согласие дал на Доску почета еще в апреле. Где я на Доске почета?! Почему меня на Доске почета нет? Я согласие дал!” – ну анекдот? Анекдот. Она говорит: «Я поняла, Валентина Ивановна, не надо заранее брать!» Я говорю: «Ну правильно! Вдруг алкоголик, прогульщик. Какая, нафиг, Доска почета? Вот когда вы будете его двигать на эту Доску почета, тогда и возьмете. Тогда и возьмете», – ну что делать, кадровики бывают разные.

У меня, знаете, в Москве есть у нас одна оптовая компания, занимается лекарствами. Оптовые закупки лекарств. Фармацевтическая компания. Так там сидит девочка совсем молодая на трудовых книжках, потому что у нее почерк красивый. Ну, почерк красивый, голова не очень к этому приспособлена, и у них тоже есть Доска почета. Вы знаете, так интересно: коллектив молодой, лица все молодые – обычно же ветераны на Доске. Так знаете, что эта девочка пишет в трудовой книжке? «Награжден доской почета!», причем, «доской» с маленькой буквы и без кавычек. Я говорю: «Девушка, дорогая, «занесен на “Доску почета”, “Доска” – с большой буквы в кавычках». Ну ладно, это на пенсию не влияет, но, тем не менее.

Еще нашла тут, по-моему, письмишко было Роструда, по-моему, или Минтруда – сейчас мы посмотрим. Или… Нет, это выше, значит, было. Это, знаете, что? Пример передачи третьим лицам. Вывели бухучет на так называемый аутсорсинг, то есть нет своего бухгалтера, передают данные и там рассчитывают зарплату и всё прочее. И вот возникает вопрос: надо брать согласие с работника? На этом аутсорсинге надо брать согласие? Вот вам и письмо Роскомнадзора нашла. 21 марта было. Поступил вопрос: «Должен ли работодатель при передаче ведения бухучета на аутсорсинг спросить у работника согласие на передачу персональных данных этой сторонней организации?» Это, получается, третьим лицам. Передача третьим лицам. Нет, что интересно, я вам тут коротко пишу. Прямо чиновники на вопрос не ответили. Они прямо не сказали, что надо, поэтому, тем не менее, я считаю, что надо.

«Согласие на обработку необходимо, ведь согласно статье 88 работодатель обязан не сообщать персональные данные третьей стороне без согласия работника. Указание реквизитов договора на веление бухучета не требуется, так как законодательством не предусмотрено указание в тексте согласия, реквизитов и так далее».

В общем, надо брать, конечно. Надо брать. Безусловно, я считаю, надо брать. Во всяком случае, знаете, Роскомнадзор – такая контора, с ней лучше переборщить, лучше взять какое-нибудь лишнее согласие, и сказать: «Ребята, извините, перестарались», лучше перестараться, чем какой-то бумажки не хватит. Лучше перестараться немножко!

Насчет личных дел вы знаете. Да? Если вы личные дела официально ведете, в номенклатуре дел они есть – там никаких копий быть не должно. Копия паспорта, копия свидетельства о браке, свидетельства о рождении ребенка, копия диплома – тут отдельный бзик, с 2014 года за всё это штрафуют. «Избыточная информация» называется. Если вы хотите всё это помещать, если вы коммерческая структура, вы не обязаны вести личные дела. У нас никаких федеральных документов по личным делам нет для коммерческих структур, тогда ведите их себе, не включайте в номенклатуру дел, и скажете на вопрос: «Покажите личные дела», – вы говорите: «Мы их не ведем. В номенклатуре дел нет». Что такое номенклатура дел, знаете? Перечень всех дел, которые вы ведете.

Будьте немножко похитрее. Знаете, я вчера какой-то вебинар вела, меня попросили выступить, и задали вопрос: «У нас в штатном расписании много вакансий. Мы должны о них сообщать в Службу занятости?» Я говорю: «Ребята, вы что, ненормальные? Да в этом году за каждую вакансию, теперь, когда народ теряет работу, Служба занятости должна помогать устраивать – да вас размажут по стенке! Конечно, они должны быть, все эти вакансии. Зачем вы их держите? Может быть, вам их убрать? Подобрать человека, быстренько объявить вакансию, быстренько принять – и всё, чтобы к вам не присылали Службу занятости», то есть народ сидит с вакансиями, и не собирается ни из штатки убирать, чтобы скрыть, а потом быстренько ввести при необходимости, ни в службу занятости не сообщает, и при этом еще говорят: «А как они узнают? Ну как они узнают, что мы кого-то приняли, что у нас вакансия была? Вот мы не сообщили, как они узнают?» Элементарно они узнают. По так называемому межведомственному обмену информацией. По межведомственному.

Вы про вакансию не сообщили, а потом в Пенсионный фонд поступает СЗВТД, что вы кого-то приняли, а та же Трудовая говорит: «Ну-ка, там, чего там это? Покажите, какие у вас были последние приемы? А чего-то они нам не сообщали?»

Вы знаете, у меня дальше идет вопрос по трудовым книжкам, но там, в принципе, элементарные вещи. Сейчас давайте быстренько это пролистаем. Тут, правда, быстренько не получится. Вот этот пример хочу показать. Вот смотрите, приняли на работу человека. Дело было в Ростове-на-Дону. Реальное дело – ко мне просто обращались кадровики, я им помогала неофициально. Мы не можем официально консультировать, поскольку работаем с судьями, но неофициально просто, с точки зрения толкования закона.

Приняли на работу человека. Должны сообщить в течение суток, что приняли, сообщили через 10 дней, то есть СЗВТД заполнили через 10 дней. Нет, ну понятно, что нарушили, никто и не возражал. Оштрафовали лично начальника отдела кадров. Женщина там у них начальник отдела кадров. Почему же ее, а не директора? Потому что она отвечает за формочку СЗВТД по должностной инструкции. Здесь штрафуют кадровиков, которые отвечают за этот вопрос. Но там штрафы-то маленькие, от 300 до 500 рублей. Штраф-то смехотворный, но взяли, конечно, 500, естественно, а не 300, но параллельно еще вынесли предупреждение по части I статьи 5.27.

Об этом я сейчас скажу отдельно. Давайте разделим эти два момента. Вот смотрите, кто оштрафовал? Трудовая инспекция. Откуда она узнала, что они поздно прислали что-то в Пенсионный фонд? Не Пенсионный фонд пришел штрафовать за то, что они поздно отправили формочку СЗВТД. Трудовая пришла штрафовать, потому что Пенсионный фонд на них настучал. Межведомственный обмен информацией называется. Понятно? Так что не забывайте, скрыть ничего не удастся.

Вот это дело – смотрите, это был октябрь, потом ноябрь, декабрь, конец прошлого года. Кадровики мне говорят: «Скажите, нас оштрафовали совершенно правильно». Вот эта статья, я вам ее сегодня уже называла. Вот она. 15.33.2 КОАПП. В эту статью внесли часть II, внесли во время пандемии 1 апреля 2020 года, был ФЗ-90, внесли сюда специально штраф за отчетность в Пенсионный фонд, который мы не вовремя сдаем. Действует эта норма, введенная в закон в 2020 году начала действовать с 1 января 2021 года. О чем идет речь? До 2021 года в 2020 году, если вы не вовремя сдавали СЗВТД, вас могли оштрафовать только по части I статьи 5.27 «Нарушение Трудового законодательства». Специальной нормы не было, специального состава правонарушения не было, несвоевременное представление форм, штрафовали по общей статье «Нарушение Трудового законодательства».

А вот с 1 января 2021 года появилась специальная статья. Уже по статье 5.27 не имеют права за это штрафовать или выносить предупреждения, то есть не имеют права привлекать к административной ответственности. Только по статье «Специальной». Элементарная вещь. А инспектор пришел, смотрите, вторая половина уже, последний, можно сказать, квартал 2021 года, и, значит, штраф по этой статье 15.33.2, и предупреждение по статье 5.27, абсолютно незаконно.

Что мне понравилось, почему я кадровикам этим помогала? Они встали в позу и сказали: «Не будем мириться!» Казалось бы, ну предупреждение вынесли, Господи! Ну это же не деньги. Это ж не 500 тысяч штрафа. Да черт с ним, с этим предупреждением! Нет, вот, они молодцы! Конечно, им юристы помогли. Они встали в позу, и сказали: «Нет! Мы не простим. К нам пришел глупый неграмотный, безграмотный инспектор!» Ради Бога, только это, как говорится, между нами. Дальше у вас придет кто-то из Трудовой инспекции, к нему отношение не имея. Но вот к ним пришел абсолютно тупой, неграмотный инспектор, который сказал: «Как вот я сказал, так и будет!» Они пошли в суд. К сожалению, суд первой инстанции, районный суд города Ростова-на-Дону согласился с этим инспектором, и сказал: «Да!» Они говорят: «Как?! Во-первых, за одно нарушение два разных наказания. Во-вторых, это же общая статья, она больше не применяется, потому что приняли специальную». «Нет, вот!..»

Знаете, когда я вижу такие решения, я понимаю, во-первых, для чего был создан Университет правосудия – для повышения квалификации судей, а во-вторых, мне хочется вспомнить Грибоедова «Горе от ума»: «А судьи кто?» А судит кто?! Сидят, такие решения принимают! Я им сказала: «Ребята, не останавливаться, идти дальше, в областной суд, потому что суд первой инстанции неправильное решение принял, неправосудное. Неправильно толкует административный кодекс».

И они пошли. Молодцы! Пошли, решение инспектора труда и суда первой инстанции нельзя признать правильным. Там они ссылались на Конституционный Суд, но Конституционный Суд принимал свое решение еще до того, как появилось вот эта статья. После изменений в КОАППе, когда появилась новая статья, решения Конституционного Суда уже не должны применяться, штраф можно только по специальной статье, и организация выиграла дело в областном суде.

Так что вы, пожалуйста, на это обратите внимание. Не надо бояться спорить с Инспекцией. У вас дальше будет выступать инспектор. Я ни в коем случае не хочу никаких негативных моментов по отношению к проверяющим. Есть очень грамотные, добросовестные, есть проверяющие, которые действительно и помогут, и подскажут. У них не цель – штраф, а цель вот именно вам помочь соблюдать законодательство, и поэтому ни в коем случае никакого негатива я не хочу сказать, но с другой стороны, нельзя бояться этих проверяющих, нельзя мириться, если вы уверены, как здесь, абсолютно уверены были кадровики, и правильно были уверены в своей правоте, и они добились, так сказать, своих целей.

Не могу всё-таки не удержаться от того, чтобы не показать вам Приказ Минтруда, который был 9 марта этого года 109-Н. Утвержден новый профстандарт «Специалист по управлению персоналом». Это всё-таки ваш профстандарт, как говорится, небольшое дополнение к нашей программе. Понимаете, старый наш, бывший профстандарт «Специалиста по управлению персоналом» – это было позорище, это было обидно, что именно для кадровиков приняли один из самых неудачных профстандартов. Сейчас его значительно улучшили, кое где упростили. Просто посмотрите его, почитайте.

Почему я вам об этом говорю? Почему я всё-таки поставила эту тему буквально на минутку? Вы знаете, что профстандарты у нас были такой кампанией. Знаете, пугали-пугали, семинары, миллион семинаров. Я всё время говорила, что-то насчет штрафов – это всё вранье, никого не слушайте, никого не оштрафовали ни за один профстандарт за это время. И у нас квалификационные справочники, которые должны быть заменены профстандартами, собственно, не были отменены в 2016 году, когда мы начали применять профстандарты, и у нас вообще какая-то ерунда получилась. Квалификационные справочники продолжают действовать, профстандарты тоже действуют, но большинство профстандартов рекомендательный характер носят, так же, как и вот этот, «Специалист по управлению персоналом», потому что нигде не написано, что нельзя работать кадровиком, если ты не имеешь квалификации. Вот про водителей написано. Про водителей есть приказ Минтранса – какие должны быть требования, чтобы сесть за руль автомобиля. У нас как-то эти стандарты немножко как бы пошумели, пошумели, и ушли в песок.

Какая сейчас началась тенденция, чтобы вы знали? Вот, кстати, у меня идут постоянно сообщения, сейчас у нас будет дистанционное заседание. Создана Комиссия, мне предложили войти, и я в нее вошла, чтобы быть в курсе. Ирина Александровна Костян тоже в эту комиссию вошла. Комиссия По отмене квалификационных справочников, и полному переходу только на профстандарты. Это началось по отраслевому признаку, эти занимаются Советы по профессиональным квалификациям. Сейчас в области финансов, в области банковского дела, в области МЧС – МЧС тоже этим занялось, то есть началась работа, о которой говорил Минтруд еще в 2016 году. Постепенно будут отменены все квалификационные справочники, и останутся только профессиональные стандарты. Из них будем брать требования для должностных инструкций и так далее. Так что потихонечку начинайте почитывать, возвращаться к профстандартам. Смотрите, какие на сайте Минтруда есть реестры профстандартов, какие профстандарты для вашей сферы. Не знаю, говорил вам вчера Дмитрий Кофанов, новый профстандарт для «Специалиста по охране труда» принят, с 1 сентября действует прошлого года, так что идет обновление ранее принятых стандартов, и постепенно, на сразу, будет…

От себя еще добавлю то, что говорю судьям и скажу вам. Человека принимают на работу, отказывают ему по деловым качествам. Это единственный законный отказ – по деловым качествам. Откуда взяли деловые качества? Из профстандарта. Профстандарт какой? Обязательный? Нет, например, рекомендательный – «Бухгалтер», если это не главный бухгалтер в коммерческой структуре, «Кадровик», «Секретарша», «Финансист» – это всё рекомендательные профстандарты. И вдруг мы ссылаемся в письменном отказе на рекомендательный профстандарт, что человек не соответствует качествам из этого стандарта.

Несостоявшийся работник, лицо, ищущее работу, говорит: «Вы не имеете право мне отказывать по тем качествам, которые в рекомендательном стандарте! Я на вас подам в суд!». И вот судьям я задаю вопрос: «К вам поступил иск: отказали в приеме на работу, сославшись на требования профстандарта, квалификационные требования, который является рекомендательным. Какое решение примете, судьи?» Честно вам скажу, не отвечают. Ну, еще мало таких дел. Для этого они и приходят к нам в Университет, чтобы мы их научили, как решать такие дела. Вот я им и говорю: «Что вы должны проверить? – я им читаю курс, который называется «Документирование трудовых отношений (проверка доказательственной базы судьей)». – Вот какие документы должен затребовать судья от вас?» Он должен затребовать по этому делу приказ о применении профстандартов, в котором должно быть написано, какие профстандарты (списочек) применяются в этой компании. Там могут быть и рекомендательные профстандарты, но вы их включили в свой приказ, они благодаря этому становятся обязательными для вашей компании.

И вот судьям я говорю: «Если вы увидели такой приказ, значит, работодатель законно отказал в приеме на работу, несмотря на то, что профстандарт рекомендательный. Понятно? И тогда вы никакого судебного разбирательства не ведете, дорогие судьи. А что вы делаете? Вы пишете бумажку, которая называется «Определение». Это будет не решение судебное, потому что заседания не будет. Это будет определение. “Исковое заявление гражданина такого-то не подлежит судебному разбирательству в связи с законным отказом в заключении трудового договора”». Не подлежит судебному разбирательству. Не подлежит удовлетворению, потому что нет нарушения закона. Законно отказали, хотя профстандарт рекомендательный.

Вы почувствовали, что такое для вас профстандарт. Пусть он рекомендательный – Бог с ним, вы его включили в свой приказ, и вы на него спокойно ссылаетесь, потому что до профстандаров знаете, какая была проблема? Когда мы говорили: «Отказать можно только по деловым качествам», ваши коллеги тогда говорили: «Где из взять, эти деловые качества, Валентина Ивановна? С какого потолка списать-то?» Вот теперь из профстандартов списали, и сидите спокойно. Всё. Рекомендательные, обязательные – какая разница? Есть у вас в приказе, что в вашей компании этот стандарт применяется. Часть II статьи 195.3 Трудового кодекса. Вот так!

Прошу прощения, что вас задержала на обед. Спасибо большое, что приходите, слушаете, доверяете нашему уважаемому учебному центру, нашим преподавателям. Спасибо, вам здоровья, успехов!

Модератор: Валентина Ивановна, спасибо. Эти аплодисменты вам!

Другие материалы

Быть «быстрым и грубым»: как за год увеличить производительность в 4 раза
23.06.22

Компания «ПИК-Индустрия» – одна из компаний группы ПИК, индустриальный блок, в котором работают 13 тысяч сотрудников.

Производственные системы: внедрять нельзя развивать.
19.04.22

Я регулярно бываю на разных конференциях, и меня очень озадачивает тенденция последних лет. Я вижу одних и тех же людей, которые выступают и рапортуют о фактически неменяющемся статусе изменений. Время идёт, производственные системы на предприятиях существуют, а результатов мало.

Относительно подготовки документации по планировке территории
01.05.18

До настоящего времени отсутствует нормативный акты устанавливающий состав и содержание проектов планировки территории, предусматривающих размещение линейных объектов.