Обзор мирового рынка. Почему все вокруг ставят роботов? История успеха в СНГ

Основная задача моего выступления — мотивировать вас задуматься о том, что роботов используют все ваши конкуренты в любом секторе промышленности. В своём докладе я наглядно продемонстрирую это цифрами и покажу, как это делается в СНГ.

 

Пётр Смоленцев

Коммерческий директор

KUKA

 

Обзор мирового рынка. Почему все вокруг ставят роботов? История успеха в СНГ

Компания KUKA — это немецкий производитель роботов. На данный момент мы входим в пятёрку лучших производителей роботов во всём мире. Мы можем с уверенностью сказать, что знаем всё о рынке робототехники в России, потому что уже подтверждено исследованиями, что больше половины рынка принадлежит нам. Мы работаем с самым большим количеством клиентов, у нас установлена самая большая база роботов, и у меня есть обширные статистические данные по их количеству и предприятиям, которые их используют. 

Ещё одно наше направление — Индустрия 4.0. Это, в том числе, и наше детище. Наша техническая команда в течение десяти лет участвовала в разработке этого стандарта. В 2013 году он был вручён Ангеле Меркель и Президенту Российской Федерации, и появилась такая интернациональная программа, как «Цифровизация экономики», основанная на этом документе. Поэтому с нами можно консультироваться по вопросам робототехники и автоматизации производства.

По данным статистики, количество промышленных роботов, устанавливаемых на предприятиях, в мире сегодня составляет более 400 тысяч, что говорит о глобальном росте.

Интересный момент: в 2009 и 2012 годах грянул мировой кризис. Рынок отреагировал, производство встало, роботов начали покупать меньше. Но в следующие годы спрос на них стал больше, чем в докризисный период.

Показательны примеры Китая, Южной Кореи и Японии, экономики которых буквально за несколько месяцев восстановились после вирусов птичьего и свиного гриппа и аварии на «Фукусиме». Им очень быстро удалось выйти на прежние показатели. Разберёмся, почему так происходит. Исследования показывают, что все те компании, которые пострадали в кризисный период и затем вложились в цифровизацию производства, в Индустрию 4.0, взлетели вверх и оставили позади всех, кто даже не подумал о необходимости автоматизироваться.

Сравним количество устанавливаемых промышленных роботов в производстве во всех секторах экономики по разным странам. Лидеры — Китай, Япония, США, Южная Корея. Значительно ниже находятся Польша и Чехия с показателем в 2,6 тысячи роботов в год. Статистика по России показывает, что мы немного отстаём, но при этом движемся в высоком темпе: в 2016 году было всего 358 роботов на всю страну, в 2019 году — 1410, а в 2020 году эту цифру мы превысили.

На данный момент в России наблюдается активный рост промышленных роботов — за год этот показатель увеличивается примерно на 20%, и потенциал развития очень большой.

Основные причины повышения спроса:

  • Тенденция к замене ручного труда роботами для сокращения издержек производства.
  • До сих пор значительное количество простых операций выполняют люди.
  • Демографический спад и нежелание молодёжи идти работать на монотонную работу.
  • Министерство страны запустило программу диджитализации с мерами поддержки.
  • Требования к локализации заставляют иностранные компании строить заводы (трансфер).
  • Импорт современных роботизированных линий.
  • Количество инженеров в области промышленной автоматизации увеличивается.
  • Уровень образования инженеров из других областей растёт и обновляется.
  • Закрытие границ для трудовых мигрантов.

 

По нашим расчётам, России нужно установить около 200-300 тысяч роботов, чтобы дойти до уровня Турции, в которой на 10 тысяч рабочих приходится 29 роботов, у нас — 6. Мы догоняем другие страны быстрыми темпами, и многие российские компании это поняли и активно автоматизируют своё производство.

 Приведу несколько примеров. Самый большой уровень роботизации производства наблюдается в Приволжском федеральном округе, за ним идут Центральный и Северо-Западный. Промышленных роботов используют компании всех отраслей: Nestlé, «Биокад» (производитель «Спутник-V»), S7 Airlines, «Юнимилк», HOMAG, «SV-мебель», Tikkurila и многие другие. Это касается не только России, но и всех стран СНГ. Робот — это универсальный инструмент, машина, которая может использоваться и в сварке, и в шитье, и в разработке различных технологий, и даже в развлечениях. Например, она может сыграть с вами в шахматы. Практически всё, что вы видите вокруг себя, производится с применением роботов.

В Европе основная причина, по которой компании стремятся роботизировать производство, — высокая конкуренция. Автоматизация процессов позволяет создать продукт в более короткие сроки, сделать его дешевле и качественнее. Чем доступнее твой продукт для потребителя, тем лучше ты чувствуешь себя на рынке и тем больше денег можешь заработать.  Но в 2020 году появилось ещё два элемента: устойчивость и гибкость производства и закрытие границ для трудовых мигрантов.

Страны, в которых выработка на человека составляет 70 долларов и выше, — лидеры рынка. У них высокий коэффициент роботизации, который выражается в числе единиц техники на 10 000 работников. Это ещё один косвенный признак, указывающий на то, что производительность в любом случае увеличивается, если вы начинаете автоматизировать производство и применять робототехнику. Для сравнения, как показывает статистика, выработка на одного работающего в России составляет 26,5 долларов в час, в Турции — в полтора раза больше.

Ещё один пример — маленькая Малайзия, где сейчас стоит 12 тысяч роботов, то есть в два раза больше, чем в большой России, у которой 46% бюджета зависит от нефтегазовых доходов. Малайзия за счёт внедрения автоматизации слезла с нефтегазовой иглы. На данный момент она с 40% зависимости от нефтегазовых доходов дошла до 22%. В основном это связано с тем, что правительство страны поощряет модернизацию производства, автоматизацию, переход к цифровой экономике. В итоге у них появилось огромное количество других отраслей, где они зарабатывают деньги и повышают производительность.

Для эффективной конкуренции компаниям необходимо делать инвестиции в цифровизацию производства. Автоматизация процессов, внедрение промышленных роботов позволяют быстро увеличить прибыль и развиваться даже в условиях кризисов.

Основные причины низкой производительности в России — устаревшие методы производства. Сравним, как собирается самолёт на нашем очень современном производстве и как это делает Boeing.  У нас 600 тысяч клёпок должен произвести человек, во втором случае этим занимается робот.

Одна из причин, почему в России так происходит, связана с тем, что у нас была очень большая пауза в образовании. У нас учили, как строить роботов, но не давали знаний о том, как их применять. Мы с этим пытаемся бороться, и немного уже это получается. На самом деле научить программированию роботов можно очень быстро. Но основная причина, почему у нас всё это тормозит, заключается в том, что те люди, которые находятся в менеджмент-командах на предприятиях, боятся робототехники. У них есть всякие мифы про неё, и в итоге они просто пытаются забрать рабочих с соседних предприятий, когда, по сути, их проблемы может решить робот.

На данный момент у нас эта задача частично решена: мы установили огромное количество роботов. Была даже специальная масштабная программа: в течение семи лет мы её проводили, и сейчас имеем 320 роботов в 180 учебных заведениях. Я уверен, что рядом с вами есть колледж или университет, в котором готовят наших специалистов. Мы думаем, что лет через пять, когда эти ребята попадут на управление предприятиями или на производство, ситуация должна кардинально измениться.

Существует несколько мифов, касающихся использования роботов. Один из них заключается в том, что они убивают рабочие места. Но нет ни одной статистики в мире, которая подтверждает это. Многие страны, в числе которых Америка и Япония, проводили исследования по этой теме. Везде был получен однозначный вывод: робототехника увеличивает рабочие места на конкретных предприятиях.

Представим предприятие, на котором установили робот. Увеличилась производительность, повысилось качество продуктов. Да, где-то могут уволить сварщиков, сборщиков, но в итоге компании придут к тому, что им понадобится больше продавцов, чтобы реализовывать продукцию, водителей, чтобы довозить товары до магазинов, а также логистов, упаковщиков и т.д. Установка роботов всегда приводит к росту количества рабочих на предприятии.

Второй миф: инвестиции в промышленную автоматизацию не возвращаются. На самом деле в среднем срок окупаемости роботизированного комплекса — 1-3 года. Есть исключения, но они связаны со спецификой производства. Мы провели расчёт технико-экономического обоснования на примере одного предприятия, чтобы сравнить показатели возврата инвестиций обычного рабочего и робота. Многие, когда считают затраты на применение роботов, забывают, что они не едят, не пьют. В данном случае у нас цех тратил примерно 2600 литров воды в день на то, чтобы сварщики просто сходили в душ. Это не учитывалось в первоначальном расчёте технико-экономического обоснования, поэтому выходило, что срок окупаемости техники составлял 5 лет. Новый расчёт показал, что вернуть инвестиции можно за 1,7 года.

Многие уверены, что роботы — это дорого. Статистика по США показывает, что за 10 лет стоимость робота значительно упала, а ручной труд, наоборот, поднялся в цене. На данный момент в России зарплата трудовых мигрантов выросла и продолжает расти быстрыми темпами. Число работников, которые нужны для логистики, строительства и производства, увеличилось, но количество предложений на рынке труда уменьшилось. Из-за этого конкурс тоже упал. Например, раньше конкурс на вакансии в транспортной сфере составлял пять человек на место, а сейчас — два. Раньше нам говорили: «Зачем мне робот? Я найму 10 низкоквалифицированных сотрудников, и они мне всё сделают. Робот — это дорого». Сейчас люди начинают понимать, что это уже недорого, и у нас идёт тенденция к тому, что мебельное производство, мукомольные предприятия ставят роботов на паллетирование мешков, мебельной продукции, на загрузку и выгрузку станков. Это происходит, потому что людей не хватает, а платить 60-80 тысяч человеку, который просто загружает железную деталь в станок, они не хотят, так как это невыгодно.

Первой с проблемой столкнулась Великобритания. После выхода из ЕС появились ограничения на въезд в страну, начался отток трудовых мигрантов из Восточной Европы. Закрытие границ из-за пандемии тоже повлияло на ситуацию. Это привело к тому, что стартапы производителей роботов тут же взлетели вверх, потому что всем нужно было где-то взять рабочую силу, и они начали искать её в роботизации.

В России всё то же самое происходит сейчас из-за COVID-19. Границы закрыты, к нам не могут приехать люди из Узбекистана, Таджикистана. Сейчас жёсткая нехватка трудовых ресурсов даёт скачок тому, что спрос на роботов растёт. Их начали покупать на выполнение тех операций, которые раньше даже не рассматривались, например, на упаковку воды.

Из этого вытекает вопрос о необходимости обеспечения производственной устойчивости предприятий. Пандемия показала одну вещь: если у вас один сотрудник заболел, то весь отдел на две недели уходит на карантин, и вы лишаетесь цепочки в производстве и не можете ничего с этим сделать. С этим столкнулся весь мир. Вы должны спросить себя: «Как быстро вы можете возобновить производство и как быстро это может сделать ваш конкурент?».

Промышленное производство в мире быстро восполнилось. Примерно за три месяца на полки в магазинах вернулись товары — те же самые крупы, консервы, но поставщики поменялись. В лидеры вышли те предприятия, у которых было минимальное количество трудовых сил в производстве. Мы знаем этих поставщиков — это компании, использующие наших роботов. У них у всех рост продаж составил 150-200%, потому что они очень быстро восстановили производство за счёт полной или частичной автоматизации. Из этого мы делаем вывод: робот не заболеет, ничего с ним не произойдёт. Есть специальные виды роботов, которые позволяют закрывать разные задачи: из нержавейки, для пищевых производств, для работы в чистых помещениях или в морозилке при температуре до минус 30 градусов и т.д.

Мы производим роботов, а ставят их интеграторы. Это специальные компании, которые мы «вырастили» в России. Сейчас их примерно 40, а по миру — около 2000 только у нашего бренда. Они производят различные решения для предприятий: например, сварочные, пищевые интеграторы. Мы подбираем их для каждого нашего клиента.

Также мы создали рабочие команды, которые делают бесплатный технологический аудит для предприятий. Наши инженеры и специалисты других компаний, например, Siemens, вместе приезжают на производство и рассказывают, какие процессы и каким образом можно автоматизировать, выявляют «узкие места», помогают провести расчёт технико-экономического обоснования. Это помогает менеджменту компаний быстро внедрять все необходимые изменения.

Мы проводим бесплатные мастер-классы совместно с нашими производителями для тех, кому это интересно. Например, HOMAG — это производитель деревообрабатывающего оборудования, и мы вместе с ним делали презентацию, как роботизировать мебельное производство, с чего начать и как «не упасть в яму».

По данным McKinsey, за последние 30 лет средняя стоимость робота упала вдвое и даже больше по сравнению с затратами на рабочую силу. Поскольку спрос со стороны стран с развивающейся экономикой побуждает производство роботов перемещаться в более дешевые регионы, они, вероятно, будут ещё дешевле.

Приведу примеры реальных кейсов. В 2019 году в Алма-Ате, в Казахстане, на предприятии были установлены два роботизированных поста для сварки котлов. До этого они производили 1000 бытовых котлов, сейчас их количество увеличилось до 9000. Это впечатляющий результат. Такой рост произошёл за три года, несмотря на пандемию. По сути, они захватили рынок. Робот варит 11 часов в день, что для человека — недостижимая цифра.

Опыт внедрения роботов оказался успешен и для Омского завода инновационных технологий, который производит огромные промышленные котлы диаметром 10 на 5 метров. Значительно снизилось количество брака, а отдельные операции начали выполняться от 15 до 25 раз быстрее, чем это мог бы сделать сварщик.

Компания «Сибур» тоже решила ряд проблем с помощью внедрения роботов на производстве полимеров. Раньше часто возникали ситуации, когда ширина рулона БОПП-пленки не соответствовала требуемым значениям, а учётчик-маркировщик визуально не мог обнаружить ошибку. Роботизированный комплекс контролирует ширину рулонов с точностью до 3 миллиметров, а также замеряет вес и диаметр рулона, в случае пройденного контроля маркирует продукцию, в случае брака — сообщает о проблеме оператору. Объём производства — 1440 рулонов в сутки.

Ещё один пример — Уссурийск, завод по упаковке мороженого мяса компании «Русагро». На данный момент на нём четыре робота заменили 100 сотрудников: они грузят 342 тонны мороженого мяса для Китая за две смены.

 

Вопрос из зала: Есть ли смысл гнаться за показателем количества роботов? Применима ли статистика для малых предприятий или для многономенклатурного и малообъёмного выпуска?

Пётр Смоленцев:Приведу пример компании Forward, производителя велосипедов. У них маленькое предприятие, весь производственный участок занимает примерно 1000 квадратных метров. В 2015 году они поставили всего двух роботов и сократили трудозатраты в восемь раз, сейчас ставят роботов для алюминия. Они и Stels — единственные производители, которые делают рамы в России, а не покупают их в Китае или других странах. Среднее количество роботов у нас в проекте — 1,4. Это всё мелкий бизнес. Наоборот, проблема есть с большим бизнесом, потому что там всё бюрократизировано и переход на новую систему работы очень затруднён. А небольшие предприятия, которые работают на высококонкурентном рынке, — это наш основной потребитель роботов.

Вопрос из зала: Учтена ли оснастка в окупаемости робота? Где найти интегратора?

Пётр Смоленцев: Да, в окупаемости робота учитывается весь роботизированный комплекс. Был проект стоимостью два миллиона евро: там было всего два робота, и 1 миллион 800 тысяч стоили оснастка, конвейеры и т.д. Робот редко является основой дороговизны комплекса. Мы ориентируемся на окупаемость проекта, а не на его стоимость. Если решение, которое кажется вам дорогим, окупается за один год и начинает вам приносить столько же денег, сколько вы за него заплатили, то есть смысл взять кредит. Это очень эффективное финансовое вложение.

Интегратора советуем мы. У нас работает огромное количество инженеров, и мы подбираем под ваши задачи интегратор, который уже реализовывал подобные проекты, имеет опыт. Он просто «возьмёт с полки» готовое решение и даст его вам. Это может быть иностранная компания, если у нас в России такого нет.

Вопрос из зала: Были ли в вашей практике случаи, когда роботизация не приносит ни прибыли, ни пользы?

Пётр Смоленцев: Таких случаев в России много, потому что у нас низкая оплата труда, но есть несколько ситуаций, в которых без роботов не обойтись. Во-первых, это невыносимые условия труда для человека — никто туда просто идти не хочет. Работа, например, в морозилке, с щёлочами и кислотами и т.п. Второй момент — нехватка людей, которые могли бы пойти на производство. Третий — отсутствие высококвалифицированных кадров.

 

 

Другие материалы

Относительно предоставления земельных участков для ведения садоводства и дачного хозяйства
07.08.18

Относительно предоставления земельных участков для ведения садоводства и дачного хозяйства

Быть «быстрым и грубым»: как за год увеличить производительность в 4 раза
23.06.22

Компания «ПИК-Индустрия» – одна из компаний группы ПИК, индустриальный блок, в котором работают 13 тысяч сотрудников.

Относительно правового режима земельного участка
24.05.19

Правовой режим земельного участка: действующее правовое регулирование, правоприменительная и судебная практика, основные направления совершенствования законодательства. Единообразный порядок установления разрешительного использования земельных участков.