Автоматизированная система управления акселерационной деятельностью. Цифровое пространство инноваций и инвестиций

Я хочу поговорить на такую интересную и актуальную тему, как управление инновациями. С инновациями необходимо работать не только для того, чтобы отвечать вызовам современности, идти в ногу со временем, но, и чтобы успешно расти и масштабироваться.

 

Дмитрий Соколов

Руководитель направления по работе

с ключевыми клиентами и партнёрами

Лаборатории ИПИ

Автоматизированная система управления акселерационной деятельностью.

Цифровое пространство инноваций и инвестиций

Есть два пути, по которым идут компании, собирающиеся внедрять инновации постоянно, на систематической основе. Во-первых, можно их выращивать внутри организации, и это наиболее устоявшийся и традиционный путь работы. Например, у нас может быть подразделение: департамент научно-исследовательских работ, цифровой департамент или департамент инноваций. Встречается даже такое название, как корпоративный акселератор внутри производственной компании. Так или иначе, мы загружаем своих сотрудников задачами, говорим им, что нужно исследовать, куда двигаться, а они работают и это для нас делают.

Сейчас всё более популярным становится другой подход, когда все эти процессы отдаются на аутсорсинг. Вместо того чтобы растить инновации внутри себя, мы ищем их на рынке, запускаем некий «технологический радар». Это может быть, например, конкурс проектов. Мы смотрим, что интересного сделали внешние исследователи. Это очень выгодно, потому что мы покупаем сразу готовое решение. Нам не нужно платить за неудачи, содержать штат исследователей, которых часто нужно просто загружать работой ради работы и создавать имитацию бурной деятельности, потому что они у нас есть. Во втором случае мы сразу находим то, что нам нужно, покупаем решение, и это для нас экономически очень эффективно. Но при этом в обоих случаях, какой бы путь мы ни выбрали, мы сталкиваемся с определённым набором проблем.

Первая проблема, особенно актуальная для тех, кто пытается искать инновации на внешнем рынке,— хороших проектов мало или их совсем нет. Связано это не в последнюю очередь с тем, что во всём мире традиционной площадкой для выращивания инноваций и предпринимательских инициатив являются вузы, занимающиеся проектной работой. Буквально с первых курсов студенты вовлечены в очень тесное взаимодействие с бизнесом, с корпорациями, с производством, и именно университеты становятся той питательной и безопасной средой, где можно выращивать инноваторов. К сожалению, в России это не всегда так. У нас вузы очень традиционные и закрытые. Часто вузы пять-шесть лет готовят специалиста, но в итоге не совсем понятно, что он знает, умеет и что с ним делать. Редко случается, что корпорации сразу ставят вузам производственные задачи, и у нас на выходе уже появляется человек, который что-то придумал, изобрёл, сделал и попробовал. Поэтому мы не всегда можем использовать вузы как генераторы идей, хотя именно они могли бы ими стать.

Кроме того, нужно отметить низкий уровень цифровизации и автоматизации этого процесса. Например, предприятие ищет инновации на рынке, запускает технологический радар, создаёт подразделение внутри себя, которое занимается поиском новых технологий, мониторингом и анализом с определённой периодичностью. В реальности автоматизация уровня Excel или Google Docs — это по нашим временам очень хороший уровень. Очень часто под программой такого поиска инноваций или акселерационной программой имеются в виду несколько папок, которые были получены в результате сбора заявок — из них выбрали лучшие, а затем их куда-то положили и забыли о них.

Ещё одна проблема — это низкий уровень технологий стратегирования. У нас могут быть в работе сотни и тысячи инновационных проектов, очень хорошие методики по управлению проектами и сертифицированные специалисты, которые помогут их внедрить и довести до результата. Имея определённое количество ресурсов и чётко поставленную задачу, довести проект до конца уже не представляет собой проблемы. Но нет реального понимания, зачем нам столько инновационных проектов, куда каждая команда движется, зачем она это делает, какая у неё цель и какого эффекта она пытается достичь. Нет таких технологий и методик по управлению содержанием проектов.

Ещё одна проблема — это разобщённость сообществ, которые вместе могли бы создавать инновации. Промышленные предприятия, инноваторы, эксперты, в том числе независимые, высшие учебные заведения, научно-образовательные центры — все они очень разобщены. Каждый работает практически по принципу «чёрного ящика»: делает что-то своё, крутится сам по себе. Нет экосистемы, которая бы объединяла их и помогала им эффективно работать вместе.

Мы так много об этом знаем, потому что наша компания на самом деле не производственная. Она занимается венчурным финансированием. О ситуации с инновациями, с предпринимательскими и инновационными проектами мы знаем не понаслышке. Мы сами пропустили их через себя в большом количестве. Мы поняли, что не существует готовых технологий на этом рынке, несмотря на то, что мы успешно работали с инновационными проектами, многие из них довели до реализации и до выхода уже на реального инвестора.

Лаборатория ИПИ — первая организация в России, которая с 2012 года начала заниматься исследованиями и прикладными разработками в области преобразующих инвестиций. Компания разрабатывает цифровые технологии в области институционального инжиниринга и социально-информационной экономики, объединив их под названием «Техноэкономика». Основная деятельность Лаборатории ИПИ направлена на создание нового поколения систем управления для организации деловых экосистем и открытых корпораций на основе потока предпринимательских проектов.

Один из примеров инновационных проектов, с которыми мы работали, — это технология облучения пищевых продуктов, упаковки, предметов ускоренными электронами с целью их дезинфекции. В России не было таких заводов и подобных технологий, такое было реализовано только в Америке и в Европе. Самое интересное: то, во что мы вложились и построили, — это полностью разработка отечественных учёных. Завод построен в России без покупки иностранных технологий. Всё сделали и построили сами. Ни одна корпорация — ни «Роснано», ни «Ростех» — не смогла такого повторить, а маленькая группа инноваторов это сделала. И это реально работает: очередь на этот завод стоит на месяцы вперёд, его мощности полностью загружены.

Эффективность и успех современной производственной компании во многом зависит от систематического поиска и внедрения новых технологических решений. Не менее важный фактор — результативный поиск и адаптация новых сотрудников, молодых отраслевых специалистов, готовых ответить на вызовы современности.

Многие другие проекты мы развивали по своей технологии, и очень хорошо поняли, чего не достаёт. Мы поставили себе глобальную задачу — создать такую экосистему, где все агенты: промышленные корпорации, вузы, институты развития, научно-исследовательские институты, научно-образовательные центры, государства — будут работать вместе. Они создадут ту среду, в которой смогут генерироваться, развиваться, внедряться проекты. Они будут двигать вперёд и науку, и производство. Для этого нужна такая цифровая платформа, которая помогла бы решить проблемы с управлением содержания проектов, снизить транзакционные издержки между этими контрагентами, помочь благодаря простой и ясной методологии двигаться к цели.

Поэтому мы стали создавать эту облачную систему. Поискали сначала аналоги на Западе, провели глубокий анализ. Мы пришли к выводу, что в России никто этим не занимается, а на Западе — очень специфические технологии, заточенные под их венчурный рынок, под их уровень развития и особенности. Ничего в готовом виде купить нельзя, поэтому мы решили разработать собственный продукт. Мы создавали его по аналогии с часами: для пользователя он должен быть понятным и простым, как циферблат, а внутри системы находится сложный механизм, собранный на основе методологии, которая развивается более 30 лет.

У нас была своя большая команда методологов, мы опирались как на лучшие западные практики, так и на работы отечественных экономистов. У нас получилось решение в виде онлайн-портала, в котором вузы и корпоративные акселераторы могут регистрироваться и создавать свои личные кабинеты. Это платформа, которая связывает между собой всех участников рынка инноваций. Она позволяет акселераторам, которые существуют в корпорациях, ставить задачи непосредственно вузам или любым другим участникам рынка по решению технологических проблем или задач, курировать эти решения прямо в процессе. А вузам система позволяет эти интересные задачи находить и предлагать свои конкурентные решения. Это может быть реализовано в виде технологических радаров, запросов, конкурсов проектов — всё это система умеет.

Основной функционал AMS:

  • Готовый лендинг конкурса на платформе.
  • Личные кабинеты для всех ролей.
  • Настраиваемые шаблоны для описания проектов.
  • Подача заявок с мастером заполнения.
  • Автоматическая проверка на полноту описания проекта.
  • Внутренняя и внешняя экспертиза проектов.
  • Инструменты подготовки финансовой и бизнес-модели.
  • Скоринговая модель оценки проектов.
  • Гибко настраиваемые отчётности.
  • Коммуникации на платформе.
  • Разграничение доступа к информации.

Преимущества платформы:

  • Управление доступом к информации о проектах.
  • Оценка и профиль проекта на базе верифицированной доверенными экспертами информации.
  • Масштабирование отбора до нескольких тысяч заявок с сохранением сроков и качества отбора.
  • Индивидуальный подбор треков для каждого проекта.
  • Воронка проектов — автоматический отбор с минимальными издержками.
  • Автоматическое формирование витрины проектов.
  • Сокращение издержек на создание программ развития и акселерации.
  • Формат скоринга позволяет сопоставлять различные проекты.
  • Коллаборация акселераторов в единой экосистеме.

Важная часть этой системы — автоматическая скоринговая модель. Если мы посмотрим на решения, имеющиеся на рынке, то увидим платформы, где есть проекты и инновации, из которых можно выбирать. Как правило, это веб-страница, где есть много названий и описаний проектов. Иногда может быть написано, сколько они хотят денег, но не всегда понятно, как их вообще сравнивать между собой, как среди них искать интересные и насколько их запросы адекватны. А ведь при работе с инновационным проектом очень важно понимать, сколько нужно и можно дать денег на его реализацию.

Та система, которую мы предлагаем, оценивает стадию проекта, его технологическую готовность, бизнес-модель, потребности и сразу выдаёт примерный объём инвестиций, необходимых для того, чтобы этот проект двигать на следующую стадию. Более того, по сложной многофакторной модели система даёт проектам такие оценки, что очень легко становится сравнивать их между собой, располагать их друг напротив друга, проводить отбор. Кроме того, подключаются дополнительные инструменты, которые помогают оценивать команду проекта, чтобы понять, насколько она полная и насколько слажено она работает. Технологическая платформа для этого есть. Хотя, безусловно, сама платформа — это не главное, а главное, чтобы заработала экосистема.

Расскажу немного больше об оценке команд. Помимо того, что мы можем оценить непосредственно проект и понять стадию его готовности, мы также можем помочь оценить команду проекта. Например, частая ситуация: предприятие, работающее в связке с вузами, видит, что команда какого-либо проекта сделала что-то интересное, успешно справилась с задачей. Эти специалисты в будущем пригодятся предприятию, но конкретный проект не нужен на производстве. Часто поиск команд и квалифицированных кадров — это задача не менее важная, чем поиск готовых инноваций. Адекватный учёт компетенций команды может очень сильно помочь. У нас есть готовый инструмент, который оценивает способность специалистов решать технологические задачи, то есть их hard skills, и сплочённость команды, её мотивацию, soft skills. Этот продукт называется Beehive.

Beehive позволяет:

  • HR-департаментам — экономить время и ресурсы на оценку и развитие сотрудников, иметь под рукой актуальную информацию о текущих компетенциях, планировать человеческие ресурсы.
  • Руководителям команд — быть уверенными в компетенциях команды для выполнения любых задач, а также подобрать кандидатов или сформировать команду с нуля с учётом совместимости всех участников.
  • Собственнику компании — достигать цели бизнеса через повышение эффективности сотрудников.

Третий продукт, который входит в нашу экосистему, позволяет делать прозрачными воронки проектов, то есть конкурсы и другие способы отбора из большого количества инноваций. Это более актуально для вузов, так как они хотят свои проекты выставлять на витрины, но и для промышленных предприятий это тоже может быть интересно.

 

Мы предлагаем выстроить экосистему, в которой корпорации ставят задачи и задают направление движения через инструментарий цифровых корпоративных акселераторов, а профильные вузы являются генераторами идей и кадров. Бизнес должен давать чёткие задачи для отраслевых вузов, а они — эффективно их решать. Система, которую мы создали, помогает это делать.

В итоге у нас получилась цифровая платформа, куда могут приходить учебные заведения и предприятия, а также методология по её внедрению и поддержке. Мы помогаем участникам туда включиться, запустить и настроить всё так, чтобы это работало правильно, сопровождаем «от и до». Первая апробация платформы произошла в Государственном университете управления — известном московском университете, которому больше ста лет. Это первый университет, который в Советском Союзе фактически придумал и ввёл в оборот слово «кибернетика». Мы сделали с ними совместный проект по внедрению наших технологий в вузе, по выводу проектов университета на нашу онлайн платформу. Более 5000 студентов зашли в систему — они предлагают свои идеи и могут их потом защищать в качестве выпускной работы. Они делают это в связке с теми предприятиями-партнёрами, с которыми работает вуз. Сейчас на платформе уже более 1300 студенческих проектов, которые представлены в виде витрины, — их можно отбирать. Поскольку этот проект прошёл у нас очень успешно, мы сейчас ведём переговоры с большим количеством вузов о том, чтобы тоже включить их в нашу систему.

Все проекты в рамках проектной работы проходят обязательную акселерацию на платформе BusinessChain.

Преимущества применения платформы:

  • Внешняя экспертиза и консультации на протяжении всего периода разработки проекта.
  • Формирование цифрового следа и его использование при взаимодействии с работодателем и для дальнейшей подготовки диплома в формате стартапа.
  • Формирование витрины проектов для потенциальных инвесторов и заказчиков.

Это не только вузы, но и научно-исследовательские институты, научно-образовательные центры мирового уровня, которые сейчас созданы в России. Мы с ними тоже работаем, чтобы их проекты, научный и исследовательский потенциал, их команды появились на платформе. Конечно, нам очень важно, чтобы заказчики тоже приходили и ставили чёткие задачи для вузов, для тех инновационных команд, которые готовы им помогать и предлагать свои идеи.

Несмотря на некоторое скептическое отношение к студентам, опыт показывает, что они могут сделать очень многое. Во-первых, их решение стоит недорого. Во-вторых, они часто мыслят очень интересно, ясно и по-новому, совершенно не так, как профессиональные инноваторы. Они могут сделать и предложить много действительно полезного для предприятий. Мы хотели бы активно взаимодействовать с промышленниками, подключать их, чтобы эта большая экосистема действительно помогала находить заказчиков для тех, кто может сделать инновации. А для тех, кому нужны инновации, — мы хотели бы находить своих исполнителей и снижать таким образом транзакционные издержки на выращивание новых проектов.

Вопрос из зала: А сами участники экоструктуры готовы участвовать в такой цифровой среде? Каким образом проводится популяризация проекта? Как решаются вопросы с патентным правом?

Дмитрий Соколов: Вузы готовы и прямо стоят в очереди. Они очень хотели бы, чтобы их потенциал оказался востребованным. У них стоят цели и цифровой трансформации, и коммерциализации. Мы им даём готовые решения для того, чтобы реализовать тот потенциал, который у них уже давно накопился.

Что касается юридических вопросов — у нас есть продукт «Цифровая проектная платформа: вуз». Это технологическая платформа, включающая в себя юридическую обвязку, которая нацелена на то, чтобы права на проекты, инновации и технологические решения, создающиеся в вузе, оставались у него или у проектной команды. Вуз получает свою прибыль с проекта, который оказался востребованным и был выкуплен производственной компанией. Это один из модулей той системы, которую мы предлагаем конкретно для вузов.

С производственными компаниями мы сейчас только запускаем диалог. Цифровой платформе меньше года, и сегодня наше общение — это один из способов заявить о себе. Наша задача была поначалу набрать именно проекты, вузы, проектные команды, чтобы внутри платформы было содержание, о котором уже можно говорить. Хотя цифровой технологический радар, который работает уже сейчас, выгодно отличается от того, что обычно компании подразумевают под акселерацией.

Вопрос из зала: По каким критериям отбираются кейсы в систему и при этом признаются инновационными? Как происходит отбор идей?

Дмитрий Соколов: Если это вуз, то за первичный отбор проектов отвечает сам вуз. У каждого проекта есть куратор. Как правило, это преподаватель или заведующий кафедрой, который предварительно рассматривает проект, оценивает его, то есть груз первичного отбора лежит непосредственно на вузе. Если речь идёт об открытом проекте по поиску инноваций, то в воронку могут попасть все желающие, но дальше, уже попадая в систему, они должны пройти достаточно сложную анкету самооценки и ответить на ряд вопросов. Ответив на все вопросы, они первично оцениваются с помощью нашей многофакторной модели. Далее мы уже видим, что это за проект, насколько он технологически готов, какой уровень у команды и так далее.

Вопрос из зала: Какие учебные заведения подключены к платформе? Есть механизмы для поиска будущих сотрудников и их целевой подготовки?

Дмитрий Соколов: Полностью мы внедрили платформу в Государственном университете управления. Сейчас идут переговоры более чем с 20 вузами из Санкт-Петербурга, Белгорода, Краснодара, Томска.

Относительно второго вопроса, как я уже говорил, система преследует две цели. Первая — это поиск проектов и технологическое решение, вторая — поиск команд или отдельных ребят. Мы себе это представляем так: производственная компания, корпорация ставит задачу через систему, студенты пытаются её решать. Сотрудник компании выступает неким адвайзером на этом проекте: он смотрит на это решение, общается с командой. Возможно, в процессе реализации этого проекта он даже пригласит кого-то из ребят к себе на практику, присмотрится к нему. Таким образом у него будет студент, у которого за плечами уже есть опыт взаимодействия с предприятием, опыт решения конкретной задачи, успешно выполненного проекта, а не просто теоретические знания. Также с помощью Beehive у него есть оценка компетенций — его реальных навыков, которые он реализовал в проектной работе. Совокупность всех этих факторов даёт отличный конвейер для того, чтобы искать кадры, причём делать это не вслепую. 

Другие материалы

Примеры практических проектов и решений по оптимизации численности персонала (описание исходной ситуации, какими методами действовали)
09.08.22

Я представляю компанию «Практика бизнеса», которая реализует различные проекты в сфере управления персоналом с разными экономическими эффектами, которые достигаются нашими проектами.

Постановление Правительства РФ от 26.04.2019 N 509
15.05.19

Об утверждении требований к составу и содержанию проекта организации работ по сносу объекта капитального строительства.